Главная arrow Блог
 
 
Главное меню
Главная
Ювелирные изделия
Алмазы
Немного истории
Словарь ювелира
Архив ювелира
Ювелирная реклама
Блог
Поиск
Контакты
Карта сайта
Ювелирная информация
Ювелирные объявления о ювелирном искусстве

Блог материалов о ювелирных изделиях и украшениях
Ювелирные украшения в прошлом PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 2

 

 

 

 

Подробное описание драгоценных камней и размышления о моде (!) на них находим мы в «Естественной истории» Плиния Старшего, жившего в I в. н. э., в трудах историков Геродота и Страбона.

Слава искусных ювелиров долгое время принадлежала финикиянам, которые заимствовали свое искусство у египтян и вавилонян. В древности в отношении к ювелирным украшениям доминировало, пожалуй, не столько эстетическое чувство, сколько религиозный мотив: украшения служили прежде всего для защиты от всяких чар. По господствовавшим в библейские времена законам нравственности и морали ношение различного рода украшений не только не возбранялось, а, напротив, приветствовалось. Считалось, что народ не должен отказываться от того, что украшает жизнь и делает ее более насыщенной. Библейские народы более чем благосклонно относились к украшениям, считая их необходимой принадлежностью женской одежды, особенно в праздничные дни, а мужчины должны были заботиться о снабжении ими своих жен.

Главным украшением женщин были серьги из золота, серебра, слоновой кости, часто с драгоценными камнями. Иногда их украшали жемчугом, смарагдами и гиацинтами. Девушки до получения серег в подарок от жениха носили в ушах цветные шерстяные полоски и даже кусочки дерева.

 

На шее наряду со сплошными золотыми и серебряными цепочками носили ожерелья из звеньев. Одновременно с ожерельями надевали флакончики с духами, медальоны в форме полулуния и солнца и различные амулеты. Украшения представляли собой, как правило, соединенные   между   собой   золотые   шарики.   Кроме   того,   носили шнурки с металлическими дощечками, золотыми шариками, кораллами и жемчугом. В набор женских украшений входили кольца (без печатей),  головные повязки,  зеркальце из  полированного металла, сумки и драгоценные пояса. Причем даже женщины из бедного сословия не обходились без украшений из меди, жести, бронзы и стекла. Особенно развито было в то время искусство гравировки. Кольца выделывали в основном из металла, иногда из сандалового дерева, девочки носили кольца из сукна. Знатные, богатые женщины носили на голове золотой венок. Популярны были и ожерелья: на шерстяную ленту нанизывались шарики и пуговки из кораллов, жемчуга, драгоценных камней и стекла.

В священных древнеиндийских книгах «Веды» упоминаются многие драгоценные камни. По преданиям, капли крови борющихся в небе богов, падая на песок по берегам священного Ганга, превращались в рубины и гранаты.

Драгоценные алмазы образуются, как считали древние индусы, из «пяти начал природы»: земли, воды, неба, воздуха и энергии. Алмазы в Индии, как и население, подразделялись на четыре класса-касты: брахманы — чистые, бесцветные кристаллы; кшатрии — камни, окрашенные в красноватые тона; войшье — кристаллы зеленоватого цвета; шудры — серые кристаллы. В Древней Индии особо ценили камни красного цвета, на Среднем Востоке — синие, а в Древнем Египте — зеленые. Скорее всего это связано с наличием в этих странах месторождений драгоценных камней именно этих цветов.

В VII в. до н. э. в Древней Греции зародилось искусство глиптики — резьбы на драгоценных и полудрагоценных камнях.  Материалом для изготовления гемм — драгоценных или полудрагоценных камней с углубленными (инталии) или выпуклыми (камеи) изображениями, первоначально служили халцедон, яшма, горный хрусталь. празем. Из них вырезали фигурки животных, богов, людей. Особее развитие этот вид античного искусства получил в IV в. до н. э., когда стали применять многослойные цветные камни — сардониксы, агаты, а также более твердые камни — изумруд, аквамарин и др. Античные мастера вырезали на камне сцены из мифологии, изображения богов и мифических героев, портреты правителей, победителей Олимпийских игр и т. д. Выбор камня подчинялся сюжету. Так, траурные геммы изготавливали из черных камней, на которых часто вырезали Прозерпину — богиню плодородия и подземного царства, похищенную богом мира умерших Аидом; свадебные геммы делали из сердолика, часто с изображением Амура — бога любви и Психеи, олицетворяющей человеческую душу. Морские сюжеты, фигурки Нептуна и Тритона — сына Посейдона и владычицы морей Амфитриты вырезали на аквамарине, бога виноградарства и виноделия Диониса (Бахуса) — на   аметисте,   который   якобы   предохранял   от   опьянения. Юристы и судьи носили геммы из кроваво-красной яшмы.

В Государственном Эрмитаже хранится уникальная коллекция античных гемм: «Геракл и Гидра», «Упражнение на коне», «Атлет с гантелями», «Атлет с оружием».

Прекрасны вырезанные на сердолике геммы с изображением Зевса в образе лебедя и Леды, богини победы Ники на колеснице, Психеи и Эрота.

Всемирную известность приобрела вырезанная египетскими мастерами на трехслойном агате, или, как его называли древние, арабском сардониксе, «Камея Гонзага» (III в. до н.э.), на которой изображен парный портрет обожествленных египетского царя Птолемея II и его жены Арсинои II. Высота камеи около 16 см, ширина — около 11,8 см.

Эта гемма была подарена императору Александру I первой женой Наполеона I Жозефиной Богарнэ в 1814 г. В настоящее время камея находится в Эрмитаже.

Из Древней Греции искусство резьбы по камню перешло в Древний Рим, где оно получило новое развитие — этрусско-италийское, для которого характерен пышный, помпезный стиль. Многие музеи мира бережно хранят в своих коллекциях бесценные творения древних мастеров резьбы по камню.

На территории нашей страны самые древние ювелирные изделия с драгоценными камнями найдены в Грузии (Триалети, нач. II тысячелетия  до   н.э.), Армении  и  Азербайджане. Обнаружены разнообразные украшения — браслеты, перстни, серьги, ожерелья с сердоликом, агатом, бирюзой и лазуритом. На побережье Черного моря, там, где с V в. находились греческие города-колонии, также найдено большое число украшений с горным хрусталем, аметистом, халцедоном и другими камнями. В период с I в. до н. э. и по I в. н. э. на территории нынешней Белоруссии, в Полесье, у древних славянских племен уже появились украшения из камней. Так, при раскопке захоронения у с. Велемичи обнаружено ожерелье из синих и зеленых камней.

Если манера исполнения, сюжеты и выбор камней для украшений, найденных на юге европейской части СССР, свидетельствуют о сильном влиянии культуры Древней Греции, то для других ее регионов характерно влияние культуры Средней Азии — Ирана, Хорезма, государств Кавказа. Например, при раскопках захоронений в районах Прикамья (V—VIII вв.) найдены многочисленные украшения — бусы, ожерелья и браслеты из горного хрусталя, празема, а также бирюзы и лазурита — излюбленных камней Древнего Востока.

Обработка цветных драгоценных камней в древние времена была несложной. Как правило, она ограничивалась обкалыванием камня и его шлифовкой. В раннем средневековье обработка ювелирных камней усложнилась: камень вначале шлифовали на плите из мелкозернистого песчаника, а затем полировали на свинцовой плите с кирпичной мукой или толченым мелким горным хрусталем. Причем стали получать не только гладкие, но и выпуклые камни с блестящей поверхностью, похожие на современные кабошоны. Обработанными таким  образом камнями украшали чаши и  кубки,  оружие, сбрую, церковную утварь и одежду. Чаще всего в ювелирных изделиях XII— XIII вв. использовали аметист, горный хрусталь, сердолик, изумруд, сапфир, бирюзу. Так, в Государственном Эрмитаже хранятся релик-варии, распятия, складени и другие изделия из Франции и Германии этого периода, которые отделаны названными драгоценными камнями.

К XIV—XV вв. в Западной Европе уровень культуры и техники обработки цветного камня значительно возрос. В 1327 г. в Брейсгау начали работать «шлифовальные мельницы» с водяным или ручным приводом, в 1350 г. такая же мельница была построена в Праге, в 1385 г. — в Нюрнберге, а затем в Идар-Оберштейне — и ныне знаменитом своей биржей по торговле драгоценными камнями. В начале XV в. немецкие мастера появились в Париже, где в 1456 г., видимо, впервые начали  обрабатывать алмаз  алмазным порошком.

В эпоху Возрождения развитие ювелирного искусства получило новый мощный импульс. Так, искусство глиптики в Италии возродил Иоанн Бернарди (1555 г.). В это же время жил и работал знаменитый скульптор, художник-ювелир, писатель Бенвенуто Челлини, создавший великолепные образцы изделий из золота, эмали и драгоценных камней. Его работы хранятся в музеях Вены, Парижа и других городов мира. По рисункам известных итальянских живописцев Челлини создал уникальные ювелирные изделия — перстни, браслеты, застежки, пояса с изображением многофигурных сцен. В Милане изготовляют покрытые резьбой сосуды из хрусталя и других цветных камней, великолепные столешницы из различных цветных камней (жадеита, лазурита, малахита, аметиста, яшмы, агата и др.), многие из которых находятся ныне в Эрмитаже. Цветными камнями украшали оружие. Для этого использовали лазурит, сердолик, яшму, бирюзу, гранат, агат и др.

Развивается ювелирное дело и в Германии. В Нюрнберге, Аугс-бурге и других городах по рисункам крупнейших художников начала XVI в. Дюрера, Гольбейна Младшего и других создают уникальные ювелирные изделия. Великолепным резчиком по камню считался Лука Килиан, которого называли немецким Пирготелем.

В ряде стран появляются первые кабинеты минералогии.

В эпоху Возрождения резные изделия из кварца и его разновидностей становятся предметом коллекционирования. Кстати, одним из первых крупных коллекционеров античных гемм считался знаменитый поэт Италии Петрарка.

В XVII—XVIII вв. в Западной Европе цветные драгоценные камни стали использовать при изготовлении настольных украшений — шкатулок, статуэток, письменных приборов, часов и т. п. В Эрмитаже хранятся настольные украшения французских ювелиров XVII— XVIII вв., усыпанные рубинами, сапфирами, бриллиантами, изумрудами, бирюзой, гранатами, горным хрусталем и халцедоном.

Огромные ценности сосредоточивались в сокровищницах владык Востока. В Китае, например, был построен летний дворец Богдыхана, в котором хранились драгоценности, накопленные за многие столетия. Среди них — макет дворца из золота длиной около 5 м и шириной 3,6 м с деревьями, листьями и цветами из изумрудон, алмазов и рубинов.

Несметными богатствами обладали правители Индии — Великие Моголы. Среди принадлежащих им сокровищ были пять тронов, выполненных из золота и украшенных алмазами массой до 300 кари каждый, жемчужинами до 50 карат и другими драгоценными камнями. Каждый трон имел свое название — алмазный, изумрудный, рубиновый, сапфировый и павлиний.

В Древней Руси первые сведения о камнях встречаются в «Изборнике Святослава» (1073 г.). В нем даны описания некоторых свойств камня — цвета, твердости, цены, возможности использования н медицине. Как правило, последнее свойство нередко связывалось с различными суевериями.

Самоцветы издревле были неотъемлемой частью парадных костюмов, церковных облачений, убранства дворцов. Благодаря своей редкости и ценности самоцветы стали прочным символом богатства, силы, власти. Множество редких самоцветов и поделочных камней хранили сокровищницы русских царей. Ими украшали военные доспехи, одежду (застежки, пуговицы) и утварь. Появились символы самодержавной власти — царский жезл, корона, скипетр, украшенные особо дорогими самоцветами — алмазами, рубинами, изумрудами, жемчугом, бирюзой и др. В X—XVI вв. в ювелирном деле использовались янтарь, светлый аметист, с Кандалакшского залива привозили розовый речной жемчуг, из Закавказья — обсидиан, гагат, мраморный оникс и бирюзу, из Средней Азии — лал и лазурит. В обиходе князей и бояр появились перстни с различными камнями, шейные и наплечные украшения.

 

 

 

 

Древние русские мастера обычно использовали самоцветы в скан-ном узоре. На изделиях, относящихся к XI в., встречаются жемчуг, горный хрусталь, янтарь, сердолик. Камень отполировывали сверху, придавая ему, чтобы ярче выделялся цвет минерала, правильную плавную округлую форму, затем заключали в разнообразные оправы.

С большим художественным вкусом использовался камень в ювелирных украшениях XII—XIII вв. Так, близкие по тону самоцветы — аметисты и альмандины — помещали в нарядные оправы с ажурной боковой стенкой. Такие изделия — бармы (драгоценные оплечья, надевавшиеся поверх парадных одежд во время коронации и торжественных выходов) и колты (полые золотые или серебряные подвески к женскому головному убору) — были найдены на месте старой Рязани — древнего русского города, разоренного Батыем в 1237 г. В колтах использованы более яркие и крупные камни. Среди аметистов, альмандинов и сапфиров по краю узора размещены изумруды. Пространство между камнями заполнено узорами, выполненными сканью, или филигранью. Это основной прием ювелирной техники XII—XV вв.

Интересный клад был найден в 1967 г. в Крыму, вблизи г. Симферополя. Здесь были обнаружены золотые и серебряные монеты и изделия, украшения с вставками из различных самоцветов и жемчуга, бусы из сердолика. Среди мужских и женских украшений выделялся изысканный женский головной убор, состоящий из 19 фигурных золотых изделий с жемчугом, шпинелью, бирюзой и другими самоцветами. Фигурные футляры и поясные наборы, в которых ажурный золотой орнамент сочетается с сердоликом, украшены яшмой, бирюзой. Весьма эффектна и золотая цепь из медальонов с самоцветами. (Клад хранится в Государственном Историческом музее в Москве.)

В Древней Руси добывали вначале лишь розовый жемчуг, позднее — янтарь, светлый аметист и ряд мягких пород камня. Самоцветы привозили греческие и бухарские купцы из Византии, Средней Азии, Китая или из западных стран, куда их в свою очередь также доставляли купцы и мореплаватели. Древнейшими центрами добычи самоцветов были Индия, Бирма, о. Цейлон (сейчас Шри-Ланка). Отсюда попадали на Русь красные рубины из Сиама (ныне Таиланда) и провинции Пегу (Бирма), вишнево-красные гранаты, розово-красные турмалины и бурые сердолики из Индии, которая в то врем я являлась и единственным поставщиком алмазов. Уже в XIII в. на о. Цейлон добывали рубины, гранаты, аметисты, топазы, василькового цвета сапфиры. Из Персии привозили бирюзу, из Египта и с Аравийского полуострова — изумруды. Вплоть до XVII в. в ювелирных изделиях русских мастеров использовались привозные самоцветы.

В XV—XVII вв. ювелирное дело на Руси особенно широко раз-иорачивается в Москве, занимая   среди   прочих   ремесел одно из первых мест. К этому времени ювелирное дело приобретает характер художественного ремесла и разбивается на несколько отраслей как по материалу, так и по назначению изделий. Развитие военного дела и охоты вызвало к жизни чеканное дело. В основном это отделка щитов, шлемов, седел, уздечек и всей конной амуниции. Кроме того, чеканка играет большую роль при изготовлении посуды, оружия, пуговиц, цепей, ларцов для хранения драгоценностей, печатей, кованых сундуков и т. д., а также серег, перстней, ожерелий, запястий, гребней, поясов. Самостоятельной ювелирной областью, едва ли не самой замечательной в истории русского художественного ремесла, признается эмаль, или финифть. Производство это иноземного происхождения, но успешно привившееся на русской почве. Широкое распространение имело также литье из драгоценных металлов и бронзы, особенно церковных колоколов.

Однако постепенно ювелирное дело в России приходит в упадок, приобретя характер чисто кустарного производства.

А ведь русские изделия того времени, по мнению иностранных специалистов, нисколько не уступают первоклассным французским эмалям и ювелирным изделиям. Особенно высоким качеством отличались изделия киевских мастеров.

Основными ювелирными украшениями допетровской Руси были кольца и перстни, мода на которые пришла из глубины веков. В XIV—XV вв. кольцо с дорогим камнем, который был укреплен в гнезде лапками, сходными с лапками жука, называли жиковиной. Этот способ крепления описывался так: «Гнездо с алмазом в нохтях», или «Яхонт синь к верху острова в нохтях».

Ушные серьги всегда считались одним из любимых украшений у древних славян, хазаров, финнов, норманов и других народов. Святослав, сын Игоря, по утверждению византийского писателя Льва Диакона, описавшего походы князя на Балканы, носил в одном ухе золотую серьгу, украшенную двумя жемчужинами и рубином.

В XII—XVII вв. на Руси существовало много видов серег: бубенчики (бусы дутые), коточки (бусы литые), лапки, колты (колодкою), запоны (запоном называлась бляшка в виде репья, в центре которой ставился дорогой крупный камень, а вокруг него несколько мелких камней или несколько искор), орлички, или орлики, называемые так по фигурам орлов, которые служили привесками. Обычно длина серег была не менее двух дюймов, но были серьги и намного длиннее.

В XV—XVI вв. носили и браслеты, называвшиеся «зарукавьями», «запястьями», «обручами». В прямом смысле «запястья» — обшлага царских становых кафтанов, украшенные самоцветами. Словом «монисто» называли ожерелья из бус, жемчуга, бечеты (гранатов) и т. п.

Мода на эти ювелирные украшения сохранилась и до наших дней. С годами менялись только материал, способ его обработки и форма изделий. В XII—XV вв. в украшениях преобладали зеленовато-голубая бирюза, синие сапфиры, густо-сиреневые аметисты, зеленые изумруды, темно-красные альмандины, горный хрусталь и халцедон.

Большой популярностью в XV—XVI вв. пользовались на Руси драгоценные камни. Иван III (1440—1505 гг.) разрешил свободную торговлю драгоценностями иностранным купцам. Русский общественный деятель 40-х годов XIX в., историк Д. А. Валуев писал, что за время своего правления Иван III «усугубил сокровища... приумножил пышность двора своего». Огромные богатства собрал Иван Грозный (1530— 1584 гг.). В его сокровищнице имелось множество изделий из бирюзы, кораллов, рубинов, сапфиров, изумрудов и других драгоценных камней. В честь покорения Казани в 1552 г. по приказу Ивана Грозного была изготовлена для последнего казанского царя Симеона «Шапка царства Казанского».   В  Оружейной  палате  Московского Кремля хранится также «Шапка астраханская», украшенная изумрудами, рубинами, бирюзой, жемчугом, гранатами и другими драгоценными камнями. Богато украшались самоцветами и такие изделия, как трон, кресла для царя и его окружения, оружие. Искусно изготавливали из различных камней в сочетании с золотом и серебром кубки, чарки.

Характерно использование самоцветов (рубинов, сапфиров и др.) н окладах икон и евангелий. Примером может служить выполненный по велению Ивана Грозного в 1571  г. для Благовещенского собора Московского Кремля оклад евангелия, где густо-синие сапфиры, золотистые топазы, темно-вишневые с беловатыми включениями турмалины тонко гармонируют по цвету с эмалью и золотом. Сглаженность и округлость камней прекрасно сочетаются с формой медальонов и плавным изгибом лент, которые оплетают самоцветы, создают единую орнаментальную композицию.

В конце XVI — начале XVII в. художественное оформление окладов икон отличается большой пышностью. Так, в рублевской иконе «Троица», подаренной Борисом Годуновым Троице-Сергиевой лавре, крупные и многочисленные камни доминируют над чеканным узором. Широко известна причудливо украшенная икона «Владимирской богоматери» (1154 г.), хранящаяся в Москве. В алтаре Успенского собора в Москве хранятся два корсунских креста (1000 г.): один из горного хрусталя, а другой из серебра с драгоценными камнями. В золотое кадило Архангельского собора (1509 г.) «вставлены изумруды и яхонты — граненые и неграненые». В ювелирных изделиях мастеров XVI в. преобладал растительный орнамент, самоцветы в них обрамляли чеканными, чернеными или цветными эмалевыми лепестками.

В XVІІ в. создаются разнообразные сосуды, на которых техникой черни или резьбы исполнены сложные сюжетные композиции с использованием ярких самоцветов — красных, зеленых, синих. Среди таких изделий особенно выделяется большой наряд, состоящий из венца, скипетра, державы и саадачного прибора (футляра для лука и колчана для стрел), который принадлежал царю Михаилу Романову. Изготовлен наряд в 1627—1628 гг. группой московских мастеров. Золотой венец украшен типично русскими теремками с драгоценными камнями — изумрудами, сапфирами, гранатами, жемчугом и др., на вершине — крупный изумруд. Держава представляет собой большой, обильно усыпанный синими, красными и зелеными драгоценными камнями золотой шар с высоким крестом. Скипетр покрыт тончайшей резьбой, эмалью и отделан цветными камнями, среди которых наиболее примечательны изумруд и две большие жемчужины.

В конце XIV в. русскими мастерами было изготовлено несколько уникальных регалий — «Шапка Мономаха второго наряда», две «Алмазные шапки», новая держава, скипетр, посох, бармы и другие изделия, хранящиеся ныне в Оружейной палате.

Уникальным произведением, вершиной ювелирного искусства является «Шапка Мономаха», символ царской власти, по преданию принадлежавшая Владимиру Мономаху. Шапка, представляющая собой золотой филигранный остроконечный головной убор среднеазиатской работы с собольей опушкой, богато отделана жемчугом, рубинами, изумрудами и сапфирами, а навершие украшено крестом с крупными жемчужинами и изумрудами. «Шапкою Мономаха» венчали на царство всех русских великих князей и царей.

Среди экспонатов Оружейной палаты Московского Кремля немалый интерес представляют скипетр польского короля, вырезанный из аквамарина, яблоко великодержавное, украшенное алмазами, изумрудами, красными и синими яхонтами, «крест Мономахов», отделанный рубинами, жемчугом, алмазами и изумрудами, государственный щит России с бляхами из горного хрусталя, с изумрудами и рубинами и, конечно, старинное оружие (булавы XV в. со шпинелью, бирюзой и яхонтами; боевые топоры с яхонтами и бирюзой; усыпанные самоцветами греческие сабли; футляры для луков, колчаны для стрел и др.). Здесь же представлена посуда из драгоценных металлов, украшенная драгоценными камнями.

С развитием в XVII в. художественных мастерских в Московском Кремле и выделением палат, в том числе алмазной, произошло объединение мастеров, занимающихся обработкой и закреплением самоцветов. С этого времени в ювелирных изделиях значительную роль играют цветовые сочетания эмали и ярких самоцветов (рубинов, сапфиров и изумрудов). Самоцветы в форме кабошонов украшают многочисленные евангелия, чаши, потиры. Правда, уже в это время появляются и сверкающие ограненные камни.

Открытие богатейших залежей самоцветов в Сибири и на Урале шаменует новую эру их использования в России. Объявление Петром «горной свободы», появление Приказа горных дел, открытие новых «водов, строительство Петербурга — все это положило начало созданию в России камнеобрабатывающей промышленности. В 1725 г. в Петергофе была заложена алмазная мельница для распиловки и огранки камней. Вторым местом для гранильной фабрики был выбран Урал (Екатеринбургская гранильная фабрика), а третьим — Алтай (Колыванская шлифовальная фабрика). Эти фабрики и стали в то нремя центрами русской камнерезной промышленности.

В середине XVII в. в Москву были привезены первые алмазы. Их появление среди знати было встречено с большим интересом. Царь, Алексей Михайлович, готовясь к приему послов, надевал на пальцы сразу по нескольку золотых перстней с алмазами.

В конце XVI в. серьги в России были неотъемлемой частью русского костюма. Без серег из серебра или из другого металла и без креста на шее нельзя было увидеть ни одной русской женщины. Ювелирные изделия в XVI—XVII вв. становятся меньше по размеру, легче и изящнее — вещи как бы приблизились к человеку. С уменьшением массы и размера серег уже в XVI в. их стали носить продетыми в мочку уха. До того времени различные височные кольца, колты и подобные предметы женского наряда носили на ленте, закрепленной у головного убора, или вплетали в волосы.

В эпоху Петра I, которая явилась переломным этапом в жизни России, развитие ювелирного дела по причине экономии и критического отношения царя к роскоши несколько сдерживалось. Кроме того, в соответствии с указами Петра (1700 г.) в обиход был введен новый тип городской одежды, что предопределило изменение характера русских ювелирных украшений.

Если раньше одежда русского человека оставалась неизменной в течение нескольких столетий, то теперь перемены стали происходить намного чаще. Впервые в XVIII в. возникло такое явление, как мода. Правда, модные наряды были привилегией высшей знати, которая приобретала их за границей. Вместе с платьем часто выписывали и дополняющие его необходимые мелочи. Но со временем, подражая придворным дамам и кавалерам, все большее число людей начинает с пристрастием следить за модой, а в конце XVIII в. и провинциальные дворянки, и даже служанки стараются наряжаться в модные одежды.

Европейские костюмы, в большом количестве завозимые в Россию, требовали и новых украшений, к чему старый русский ремесленник не был готов. Вот почему Петр I решает пригласить в страну иностранных мастеров. Так ювелирное мастерство в России вступило на новый путь.

 

Подробнее...
 
Камень в национальных украшениях разных народов PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 3

 

 

С самых далеких времен излюбленным материалом художественного творчества многих народов нашей страны был цветной и драгоценный камень.

Скромные и непритязательные до обработки, природные камни в умелых руках народных мастеров превращались в подлинные произведения искусства, становились источником живой человеческой радости, источником высокого эстетического наслаждения. И поныне дошедшие до нас работы мастеров прошлого сохраняют свое очарование, свою непреходящую художественную ценность, а опыт их создателей представляет огромный интерес для современных ювелиров.

Наиболее ярко народные представления о камне воплотились в национальных ювелирных украшениях, непосредственно связанных с народным бытом и национальным костюмом. Именно в работе над ними сложились традиционные приемы оформления этого прекрасного материала, в то время как художественное решение предметов камнерезного искусства, которые хотя и были творением рук народных умельцев, но предназначались для роскошных интерьеров столичних дворцов, находилось в русле развития западноевропейского искусства.

Наибольшее распространение камень получил в художественной культуре русских, бурят, татар Поволжья и особенно народов Кавказа и Средней Азии, где он настолько органично вошел в жизнь и быт народа, был так популярен, так близок народу, что на языке некоторых из них слова «глаза» и «драгоценный камень» звучат одинаково.

В народной среде отношение к камню было двойственным: это и стремление к прекрасному, и наивная вера в таинственную власть камня над человеческой судьбой. Такой подход в значительной степени отразился на принципах подбора и сочетания камней в народных украшениях, всегда имевших смысловое значение.

Корни мистических представлений о камнях уходят в глубокую древность. Существуют сведения, что сердолик — камень, и ныне пользующийся большой популярностью у многих народов, — вызывал особенное почитание уже в эпоху бронзы. Древние верили, что яркий оранжевый сердолик близок к солнцу, а потому способен оберегать живое от смертей и болезней.

Наиболее сильны суеверные представления о камне у восточных народов, особенно у народов, исповедовавших ислам. По их понятиям, самыми благоприятными для людей свойствами обладали сердолик, бирюза, кораллы. У мусульман существовало поверье: кто носит в перстне сердолик, тот непрестанно пребывает в благоденствии и радости. Аналогичные свойства приписывали и бирюзе. По древним легендам, кораллам присуща удивительная целебная сила.

Не исключено, что подобные наивные представления о камнях и предопределили столь широкое распространение в ювелирном творчестве Востока бирюзы, кораллов и сердолика. По существовавшим ранее поверьям, магическая сила этих камней, направленность ее действия зависела от способа их ношения. Так, сердолик и бирюза в перстне (т. е. на руке) якобы сулят богатство, а та же бирюза в серьгах и подвесках (в подвешенном виде) укрепляет сердце, устраняет страх, защищает от болезней. Не случайно, в Средней Азии в первые же месяцы после рождения ребенку обязательно надевали серьги и ожерелье с камнями — амулеты, которые должны были защитить его от каких бы то ни было болезней и несчастий. Интересно отметить, что магические свойства, приписываемые камням, распространялись и на цветные стекла — имитации камней, издавна широко используемые в народных украшениях. В то же время камни с включениями или трещинами (как их называли, «нечистые камни»), по народным представлениям, полезными свойствами уже не обладали. Подобные взгляды вызывали взыскательное отношение мастеров к декоративному оформлению стеклянных вставок, столь же внимательное и бережное, как и к оформлению драгоценных камней. В то же время мастера избегали использования камней с включениями. Между тем в официальном, светском искусстве под влиянием периодически вспыхивающей моды камни с включениями применялись довольно широко. Вероятно, по тем же причинам в народных украшениях совсем не встречается крупная бирюза, как известно, не бывающая однородной.

С течением времени смысловая магическая функция камней постепенно забывалась и отмирала. К середине XIX в., т. е. к тому времени, когда у большинства народов полностью сформировались художественные традиции, тот или иной подбор камней в ювелирных изделиях предопределялся лишь традицией и творческой фантазией мастера. В изделиях с камнями все явственнее отражались художественный вкус и самобытность народа, их создавшего.

Каждый из народов внес свою лепту в развитие сложного искусства обработки этого редкого природного материала, выработал собственные приемы художественного оформления камня, создал традиционные типы изделий с камнями.

Ведущее место цветной и драгоценный камень всегда занимал в обширном арсенале выразительных средств ювелирного искусства Средней Азии. Камень широко применялся в украшениях всех среднеазиатских народов, однако наиболее интересные и самобытные приемы его оформления сложились в творчестве узбекских, казахских и туркменских мастеров.

Самый богатый ассортимент камней использовался в узбекских украшениях. Здесь жемчуг и сердолики, перламутр и агаты, разноцветные, чаще пестрые, раковины. Однако предпочтение узбекские мастера отдавали бирюзе, рубину, изумруду и кораллам, так как их излюбленная цветовая гамма строится на сочетании красного, голубого и зеленого, причем она характерна не только для колористики ювелирных изделий, но и для вышивок, керамики, росписи по ганчу. Рубинами и изумрудами украшались изделия, предназначенные для узбекской знати, в народных украшениях их заменяли стеклами красного и зеленого цветов. Мажорное звучание колорита каменных вставок усиливала позолота, применявшаяся практически во всех серебряных вещах. Чрезвычайная пышность узбекских украшений обусловливалась также обилием других элементов декора: филигранных и гравированных узоров, штампованных подвесок, зерни, вставок цветной эмали, чо при этом главная роль в композиционном  построении  изделия  отводилась все-таки  камню.

Многие изделия почти сплошь покрыты камнями (главным образом бирюзой), создававшими сложную орнаментальную композицию, ритмическим акцентом которой служат более крупные вставки красных и зеленых камней. Однако при всей перегруженности вещей камнями и контрастности их цветовых сочетаний композиции узбекских украшений кажутся законченными и уравновешенными благодаря симметричному расположению однородных по  форме и цвету вставок.

Сочетание золота, эмали, звучных по цвету разнообразных камней определило яркую полихромию узбекского ювелирного искусства, отличающую его  от ювелирного творчества других народов.

Эмоциональному строю туркменских украшений, напротив, присущи благородная сдержанность и чувство меры, строгий вкус и в то же время экзотическая красота. Почти все изделия выполнялись из серебра и декорировались вставками сердолика, для усиления цвета нередко подвергавшегося прокаливанию. Крупные плоские или слегка кабошонированные ярко-оранжевые сердолики туркменские мастера помещали в высокие гладкие глухие касты, зрительно увеличивающие размеры камня, и располагали их на большом расстоянии один от другого. Свободное поле между ними покрывали филигранным или гравированным, с последующей позолотой, орнаментом. Его незамысловатый элегантный рисунок, подчеркивая строгий ритм каменных вставок, объединял их в общую орнаментальную композицию.

Другой принцип оформления вставок сердолика прослеживается в украшениях казахских ювелиров. Для декорировки изделий они использовали сетку геометрического узора, выполненного из мелких шариков зерни. Сетка сплошь покрывала матовую, мягко мерцающую поверхность серебра и блестящую плоскость камней — сердоликов. Этот чрезвычайно оригинальный прием оформления камня, характерный для казахского ювелирного искусства, нигде более не встречается.

Цветной и драгоценный камень был одним из главных средств художественной выразительности и в ювелирном творчестве татар Поволжья. Камни вставляли в кольца и серьги, браслеты и ожерелья, нагрудные застежки и бляхи, нашиваемые на камзол, камнями декорировали самое главное украшение праздничного национального костюма — нагрудную перевязь. Ассортимент используемых камней чрезвычайно велик: бирюза, сердолик, аметист, изумруд, золотистый топаз, аквамарин. Реже встречаются в татарских украшениях рубины и жемчуг. Дорогие камни местные мастера нередко заменяли близкими по окраске цветными стеклами.

Сочетания камней в татарских украшениях всегда неожиданны и эффектны: аметисты компонуются с изумрудами, бирюза — с аметистами и топазами, в результате чего в колористической гамме изделий доминируют голубые, фиолетовые и зеленые цвета, создающие почти мистическое ощущение таинственности.

В расположении камней татарские ювелиры находили разнообразные живописные решения. Камни помещали по контуру украшения в виде ленты или отдельными островками — розетками из трех-четырех небольших камней, либо компоновали из них одно крупное пятно в центре изделия, либо просто выкладывали камнями все изделие.

Татарские мастера умело достигали удивительной взаимосвязи формы вставки с общей композицией вещи, ее пластикой и орнаментацией, применяя контурное решение орнамента без объемно-теневой моделировки как наиболее выигрышный фон для камня или тонко используя выразительный эффект контраста между матовой поверхностью сканного узора и блестящей гладью полированного камня.

В ювелирном искусстве татар Поволжья камень как основное выразительное средство большей части ювелирных украшений, в значительной  степени  определяет  и  красочный эмоциональный  строй татарского национального костюма.

Иной подход к подбору и оформлению природного камня наблюдается в национальных украшениях бурят. Им не свойственна перегруженность самоцветами или главенствующая роль камня в композиционном построении вещей, присущие узбекским и татарским изделиям. Тем не менее бурятские украшения также отличаются сочной красочностью и звонким мажорным колоритом,- что достигается сочетанием ярких цветных камней: янтаря, лазурита, малахита и особенно кораллов — самого любимого камня бурят. Кораллы — материал, хорошо сочетающийся по цвету с серебром, несложный в обработке, а потому благодатный для народного мастера. Слегка обработанные кораллы, просверленные как бусины, бурятские ювелиры нашивали на праздничное головное украшение, крепили на спне (штифте) в кольцах, декорировали ими подвески серег и височных украшений. Оживляя колорит изделия, коралловые вставки в серьгах великолепно   сочетались   с   чеканными   и филигранными   узорами.

 

Подробнее...
 
Яшма PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 0

Яшма — непрозрачная матовая осадочная горная порода, состоящая из плотного мелкозернистого кварца и халцедона с большим количеством примесей в виде тонко рассеянного красящего вещества. Встречается в больших скоплениях.

Художественная ценность яшмы определяется прочностью и твердостью, красотой рисунков и разнообразием цветовых оттенков.

 

 
Краткий словарь ювелирных терминов PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 2

 

 

Аграф — ювелирное изделие в  виде  застежки  или  пряжки.

Багет    разновидность ступенчатой  огранки  драгоценных камней, при которой камень имеет прямоугольную форму.

Браслет декоративный — украшение, предназначенное  для ношения на  запястьях    рук.

Брелок — изделие, подвешиваемое на цепочке к часам, браслетам, ключам и др.

Брошь — нагрудное украшение с элементом крепления.

Брошь-заколка – разновидность броши с элементом крепления в виде иглы, с предохранителем или без него; предназначена для  ношения  на  одежде.

Бусы — шейное  украшение в виде различных элементов, нанизанных на нить или соединенных проволочными звеньями.

Верхушка — основная декоративная часть украшения.

Вид огранки — определенное сочетание форм граней, их количества и взаимного расположения.

Вставка граненая — ювелирная вставка из стекла, янтаря и камня (природного или искусственного), а также из твердого сплава, изготовленная методом огранки.

Вставка ювелирная   — декоративный   элемент,   закрепленный  в  ювелирном  изделии.

Гарнитур — группа ювелирных украшений или предметов туалета, имеющих единое художественное решение.

Гемма — декоративный резной элемент изделия из камня, раковин, кораллов или кости с выпуклым или углубленным изображением.

Геммология — наука о драгоценных и поделочных камнях. Термин этот в русском языке употребляется редко, хотя и совершенно необходим.

Глидер — элемент браслета для часов в виде тонкого удлиненного звена.

Глиптика — искусство резьбы на драгоценных, полудрагоценных и поделочных камнях.

Грань — плоская поверхность вставки, ограниченная линиями пересечения со смежными поверхностями вставки.

Грань алмазная — вид декоративной обработки изделий, при которой рисунок наносится алмазным резцом.

Гривна — шейное украшение в виде жесткого обруча с подвесками или без них.

Гризант — вид отделки кромки глухого каста накаткой рисунка специальным инструментом.

Диадема — головное украшение в виде открытой короны с плоским основанием, выполненное со вставками или без них.

Заколка — украшение с элементом   крепления,   предназначенное для закалывания волос.

Замок винтовой      элемент крепления украшений, выполненный   по   типу   «винт-гайка».

Замок регулируемый — элемент крепления, конструкция которого позволяет менять длину браслета для часов.

Замок шпрингельный — элемент крепления украшений в виде пустотелого кольца с внутренней  пружиной  и   штифтом.

Замок штекерный — элемент крепления серьги, состоящий из стержня с ограничителем и пружинного фиксатора.

Запонки — предмет туалета, состоящий из верхушки, стойки и фиксатора и служащий для соединения петель манжет или воротника.

Зернь — декоративный элемент изделия в виде мелких металлических шариков.

Изделия камнерезные — изделия, выполненные из цветных камней, в том числе с отделкой декоративных или вспомогательных элементов недрагоценными металлами.

Изделия ювелирные — изделия культурно-бытового назначения: из драгоценных металлов; с применением    драгоценных металлов; из недрагоценных металлов; с применением различных видов художественной обработки (скань, зернь, чернь, эмаль, финифть, гравировка, чеканка, ковка, алмазная грань); из сплавов, имитирующих драгоценные металлы; в сочетании с драгоценными, полудрагоценными и цветными камнями природного и искусственного происхождения, жемчугом, кораллом, янтарем, перламутром, стеклом, хрусталем, рогом, костью, а также высокохудожественные изделия из камня, янтаря, рога, кости.

Инкрустация — особый вид отделки, когда один материал (камень, металл, дерево) врезывается в другой.

Изделия ювелирной пластики — изделия, выполненные из цветных камней с применением декоративных и вспомогательных элементов из драгоценных металлов и камней.

Инталия — декоративный резной элемент изделия из камня, раковины, коралла или кости с врезанным изображением.

Кабошон — вид обработки камня, при котором ему придается выпуклая форма без граней. Сверху камень может быть круглым, овальным, квадратным, любой другой формы. Кабошоном полируются все звездчатые камни, опалы, камни с переливчатостью (эффектом кошачьего глаза), лунный камень, бирюза и большинство вставок из нефрита, жадеита и хризопраза, причем нижняя часть обязательно полируется только у прозрачных и полупрозрачных камней. По форме и соотношению верхней и нижней частей камня различают кабошоны простые, плоские, полые, высокие и т. д. Название происходит от французского слова cabochon — «обойный гвоздь».

Камея — декоративный резной элемент изделия из камня, раковины, коралла или кости с выпуклым изображением.

Каст — оправа для одной вставки.

Каст глухой — оправа в виде сплошного ленточного ободка с плоским дном.

Каст ободковый — оправа в виде ленточного ободка, имеющая установочную поверхность.

Каст рельсовый — глухой каст, по форме напоминающий швеллер, предназначенный для закрепления нескольких вставок.

Каст рельефный — оправа, имеющая между крапанами скошенные под определенным углом зеркально отполированные поверхности (рефлекторы), что позволяет усилить игру вставки.

Каст «шатон» — крапановый каст, по форме напоминающий корону.

Клипсы — разновидность серег с элементом крепления в виде шарнирно-пружинного устройства.

Колье — шейное украшение, декоративные элементы которого зафиксированы по всей его длине.

Кольцо — украшение, предназначенное для ношения на пальце руки.

Карат — мера массы драгоценных камней. Прежде равнялся приблизительно 205 мг (старый карат), сейчас равен 200   мг    (метрический   карат).

Корнер — направленная и оформленная в виде полусферы  часть металла  изделия, предназначенная  для  закрепки вставки.

Коронка — декоративная лицевая часть вставки, расположенная над рундистом.

Крапан — элемент каста в виде декоративной стойки, предназначенной для закрепления вставки.

Кулон — шейное украшение в виде подвески в сочетании с цепочкой,  шнуром  или лентой.

Ларец — сундучок с  крышкой и замком для хранения драгоценностей, выполненный в русском    национальном стиле.

Медальон — шейное украшение   в  виде полой подвески с открывающимися створками, предназначенное   для   ношения на цепочке, ленте или шнуре.

Набор    группа предметов сервировки стола или украшения интерьера, имеющих единое художественное решение.

 

Подробнее...
 
Ювелирные украшения и драгоценные камни глазами писателей PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 1

 

 

Ювелирные украшения послужили поводом для написания множества интересных книг. Наверное, с тех пор как человек научился записывать свои мысли и впечатления, он не мог не отразить в каменной летописи, на папирусе или бумаге своего восхищения красотой драгоценных камней и украшений.

В одной из древнейших книг — «Библии» (а именно в Книге «Исхода», написанной пророком Моисеем 1500 лет до н. э.) — описания скинии, переносного святилища древних евреев, ее утвари, жертвенника, одежд свидетельствуют о том, что уже в то время ювелирное дело стояло очень высоко. Описания эти столь подробны, что дают предельно четкое представление о каждом из описываемых предметов. Имеются в тексте и чисто технические подробности, например в рассказе о создании материала наподобие современной парчи для одежды священников. Так, вначале разбивали золото в тонкие листы, резали их на тонкие, как волос, нити, а из этих нитей и разноцветной шерсти выделывали ткани.

 

В другой дошедшей до нас древней книге — эпической поэме «Илиада» Гомера — есть множество поэтических описаний металлических доспехов, утвари и украшений.

Примечательно, что при раскопках, произведенных  в 1876 г. немецким археологом Н. Шлиманом в Малой Азии, было найдено много древних металлических предметов, вполне соответствующих этим описаниям.

Знатоком драгоценных камней предстает Шота Руставели, бывший министром финансов при дворе царицы Тамары (1184—1207 гг.). Свидетельством тому служат строки из знаменитой поэмы «Витязь в тигровой шкуре».

 

Лев, служа Тамар-царице, держит меч ее и щит.

Мне ж, певцу, каким деяньем послужить ей надлежит?

Косы царственной — агаты, ярче лалов жар ланит.

Упивается нектаром тот, кто солнце лицезрит.

Воспоем Тамар-царицу, почитаемую свято!

Давно сложенные гимны посвящал я ей когда-то.

Мне пером была тростинка, тушью — озеро агата.

Кто внимал моим твореньям, был сражен клинком булата.

Мне приказано царицу славословить новым словом,

Описать ресницы, очи на лице агатобровом.

Перлы уст ее румяных под рубиновым покровом, —

Даже камень разбивают мягким молотом свинцовым!

 

Белый и золотой, красно-золотой или желто-золотой — с давних пор излюбленные сочетания у русского народа. «Златом-серебром» буквально пронизаны народные былины и сказания. Белокаменные храмы, увенчанные золотыми куполами, во все времена были высочайшими проявлениями уникального мастерства русских зодчих. Жем чужным шитьем украшали парадные одежды русские женщины. И ле тописи X в., и фрески того времени свидетельствуют о необыкновенном почитании русскими жемчуга. Скажем, Переяславская летопись X в. рассказывает о том, как древлянскому князю Малу привиделся сон, будто княгиня Ольга одарила его шитой жемчугом одеждой.

Одежды, украшенные жемчугом, можно встретить и на фресках Софийского собора в Новгороде. Во многих музеях страны представлены образцы шитых жемчугом женских и девичьих головных уборов, относящихся к разным столетиям.

На Руси был известен крупный («великий», «велий») жемчуг правильной формы («скатный», «окатный»). Его добывали во многих северных реках. Но особенно славился «кафимский» жемчуг, названный так, очевидно, по месту, где им торговали. Кафа — древнее название Феодосии. В эпической поэзии предмет самого высокого качества определялся как «жемчужный». Вот, к примеру, как пишет автор «Слова о полку Игореве»: «Один же изрони жемчужину души на храбра тела чрес злато ожерелие».

А казачьи атаманы в одной из былин, включенных в известный «Сборник Кирши Данилова», так чествуют знаменитого русского богатыря Василия Буслаева:

 

«Дают ему атаманы казачьи подарки свои —

Перву мису чиста серебра

И другую красна золота,

Третью скатного жемчуга».

 

Примечательно, что в России уже в XVIII в., а возможно, и ранее, предпринимались попытки акклиматизировать жемчуг и наладить производство искусственного. Известно, что в сохранившемся до наших дней небольшом пруде, что у алтарных выступов Благовещенского собора в Сольвычегорске, названном жемчужным, российские промышленники Строгановы пытались выращивать жемчуг.

После своего путешествия по России, предпринятого в конце 40-х годов прошлого века по предложению царя Николая I, барон Август Гакстгаузен писал в одном из своих сочинений: «Трудно сосчитать жемчуг на образах и утвари у Троицы, легче было бы мерить его четвериками. На образах богородицы и святых обыкновенно писаны только лики и руки, самое же платье покрыто золотой ризой. Наиболее уважаемые образа вместо риз покрыты сплошь жемчугом и драгоценными камнями. Быть может, в одной Троицкой лавре жемчугу больше, чем во всей остальной  Европе».

Широко известны были в Древней Руси «илектр» или «илек-трон» — греческие названия янтаря. О янтаре-илектре в русских источниках говорится так: «Камень зело честен, один и от драгих камней тако именуем, златовиден вкупе и сребровиден».

В Литве, образно названной страной «воды и янтаря», сохранилось предание о Юре, богине моря, которая влюбилась в простого рыбака. Перун, рассердившись на нее за страсть к простому смертному, разгромил ее подводные палаты. Куски янтаря, выбрасываемые во время бури на берег моря, по преданию, и есть обломки палат знаменитой Юры.

 

 

Известный русский историк, этнограф и критик литературы Н. И. Надеждин, издатель знаменитого «Телескопа», в котором сотрудничал В. Г. Белинский, выдвинул гипотезу об общности слов «илект-рон», «ялатырь» и «латырь».

С давних пор известно на Руси предание о чудесном камне латыре. Он упоминается в народных заговорах как снадобье при лечении «разных телесных и сердечных недугов». "Его добавляли в состав благовонных курений, которым приписывались целебные свойства.

Драгоценные камни и изделия из них проникали в Россию из Византии. Среди них выделялись «крабицы», или «жуковины», — те же скарабеи. Много дорогих камней и жемчуга приобреталось на украшение церковной утвари, книг и икон. Огромные материальные и художественные богатства стекались к наиболее почитаемой на Руси иконе «Троица» — великому произведению Андрея Рублева. По заказам Грозного и Годунова для этой иконы были изготовлены великолепные оклады, драгоценные подвески и пелены.

В окладах в то время использовали редчайшие камни Древнего Египта — густо-зеленые изумруды и хризолиты-оливины. Один из изумрудов на годуновской «жемчужной» пелене имеет древнюю шлифовку и тот особый оттенок зеленого цвета, который встречается только у изумрудов из знаменитых африканских копей Джебаль Забарах. Из Египта через Индию в Россию завезены особые изумруды — просверленные бусины со старой индийской огранкой. Широко использовались для украшения окладов рубины и сапфиры (известные по русской литературе как яхонты) самых разных оттенков. Родина этих камней — Цейлон и Индия. Есть здесь также и благородная шпинель (драгоценный прозрачный камень густо-красного или розового цвета), получившая свое название в Аравии, и зеленоватая бирюза с Синайского полуострова. По сложным торговым путям пришли эти драгоценные камни в Россию.

Русская литература богата преданиями и легендами о драгоценных камнях. Вспомним известное стихотворение великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина:

 

«Храни меня, мой талисман,

Храни меня во дни гоненья,

Во дни раскаянья, волненья:

Ты в день печали был мне дан».

 

Так пишет поэт о своем талисмане — перстне с сердоликом крымского происхождения, который был ему подарен в 1825 г. Е. К. Воронцовой перед его отъездом из Одессы в Михайловское. Через два года, встретившись с Воронцовой в Петербурге, Пушкин посвящает подарку еще одно стихотворение.

Перстень, служивший поэту талисманом, которым он очень дорожил и с которым не расставался всю жизнь, представлял собой сердолик-инталию — резной камень с углублением. Обычно резные камни-инталии служили печатками на сургуче или воске, которым в то время запечатывали письма.

В одном из своих писем 1837 г. В.А.Жуковский так характеризует пушкинский перстень с сердоликом: «Печаль моя есть так называемый талисман; подпись арабская, что значит, не знаю. Это Пушкина перстень, им воспетый...»

Жуковский был так очарован и самим перстнем, и вырезанными на нем таинственными знаками, что носил его постоянно на среднем пальце правой руки с обручальным кольцом. Как он говаривал, Пушкин и жена занимали равное место в его сердце. От Жуковского перстень перешел к его сыну Павлу Васильевичу, который в свою очередь подарил его И. С. Тургеневу.

Один из посетителей пушкинской выставки 1880 г. в Петербурге так описывал знаменитое кольцо: «Этот перстень — крупное золотое кольцо витой формы с большим камнем красноватого цвета и вырезанной на нем восточной надписью. Такие камни со стихом из Корана или мусульманской молитвы теперь часто встречаются на Востоке».

В марте 1887 г. в газете «Новое время» было напечатано письмо В. Б. Пассека, русского вице-консула в Далмации. В этом письме он удостоверял, что умерший в Бужинале под Парижем в доме Полины Виардо русский писатель И. С. Тургенев действительно владел перстнем великого поэта. Пассек приводит сказанные при нем слова писателя: «Я очень горжусь обладанием пушкинского перстня и придаю ему, так же как и Пушкин, большое значение. После моей смерти я бы желал, чтобы перстень был передан графу Л. Н. Толстому. Когда настанет час, граф передаст этот перстень по своему выбору достойному последователю пушкинских традиций между новейшими писателями».

После смерти Тургенева Полина Виардо через В. Н. Герарда в 1887 г. передала перстень поэта Пушкинскому музею Александровского лицея, где он находился до 1917 г., а в марте того же года исчез.

Подробнее...
 
Незнакомый Станиславский PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 0

В конце XVIII в. в Москве на Таганке существовала фабрика канители — тонких витых нитей из золота и серебра, владельцем которой был К. Алексеев, прадед Константина Сергеевича Станиславского.

В 1881 г. будущий знаменитый новатор сцены был определен в контору фабрики.

Сразу же войдя в тонкости золотоканительного производства, молодой конторщик стал искать новые рабочие приемы. По традиции, со времен Леонардо да Винчи тонкая проволока получалась волочением заготовки через отверстия в стальном бруске: сперва через большие, а затем через все более узкие до получения нити толщиной с человеческий волос. Инструменты-волоки, даже из прочного металла, быстро изнашивались. Константин Алексеев решил заменить стальные волоки алмазными. Отверстия в алмазе (фильеры) выдерживали волочение золотой нити без видимого износа в тысячи раз дольше, чем в закаленной стали. Чтобы не зависеть от зарубежных фирм, Константин Сергеевич решился на смелое предприятие — наладить выпуск алмазных инструментов на своей фабрике. Золотые и серебряные нити с фабрики на Таганке стали экспортироваться в страны Европы и Америки, в Индию и Турцию. А на Всемирной выставке в Париже среди изделий, получивших Гран-при, были золотые нити фабрики Алексеева. Сам же Константин Сергеевич был удостоен почетной медали за инженерные заслуги.

В те годы днями Константин Сергеевич трудился над проектами переустройства фабричных цехов, а вечерами под псевдонимом Станиславский играл на сцене.

После организации МХАТа Станиславский отошел от руководства фабрикой. Так золотосеребряная промышленность России потеряла в его лице талантливого инженера, в то время как мир искусства приобрел выдающегося реформатора театра.

В.В.Скурлов

 

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 81 - 90 из 105