Главная arrow Алмазы arrow Алмазы в России
 
 
Главное меню
Главная
Ювелирные изделия
Алмазы
Немного истории
Словарь ювелира
Архив ювелира
Ювелирная реклама
Блог
Поиск
Контакты
Карта сайта
Ювелирная информация
Ювелирные объявления о ювелирном искусстве

Алмазы в России PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Оглавление
Алмазы в России
Страница 2
Страница 3
Страница 4

 

 

 

Первооткрывателем алмазов в России был четырнадцатилетний мальчик, сын крепостного крестьянина Павел Попов.

В июне 1829 года, промывая золото на Крестовоздвижеиских приисках Урала, он обнаружил маленький камешек, поразивший его своей твердостью. Зная, что за находку «любопытных камней» обещано вознаграждение, мальчик отнес ее смотрителю рудника. Тот не нашел в неказистом на вид кристалле ничего достопримечательного, но на всякий случай спрятал его в сейф. К счастью, в то время здесь находился опытный минералог Г. Шмидт, который и определил безошибочно: это алмаз!

Поиски в районе Крестовоздвиженских приисков позволили обнаружить здесь еще несколько мелких кристаллов алмаза. Их хватило только на ожерелье для супруги владельца приисков.

Затем время от времени появлялись сообщения о находках кристаллов алмаза в различных местах Урала. Но планомерных поисков алмазных месторождений в царской России не велось. В дореволюционное время в России было обнаружено примерно 200 кристаллов алмазов.

Всестороннее изучение алмазоносности Урала началось только после Великой Октябрьской социалистической   революции. В  результате долговременных настойчивых поисков в предгорьях Урала были обнаружены россыпные месторождения алмазов, имеющие некоторое промышленное значение. Но относительно небольшое количество добываемых здесь алмазов не могло даже в малой степени удовлетворить действительную потребность в них.

Надо было искать более богатые месторождения.

В начале 30-х годов небольшой экспедицией по поискам алмазов на Урале руководил опытный геолог Александр Петрович Буров. Изыскателей преследовала неудача за неудачей. Попытки обнаружить на уральской земле «алмазное Эльдорадо» успехом не увенчались.

Вернувшись в Москву и продумав причину этих неудач, Буров решил, что надо временно отложить в сторону кирку, молоток, внимательно изучить различные области Советского Союза и определить те из них, которые наиболее близки по своей геологической структуре к уже известным заграничным месторождениям алмазов. По его инициативе и с его непосредственным участием группа геологов приступила к разработке этой темы, включенной в государственный план.

В это же время видный советский ученый в области петрографии (науки о горных породах) и геологии Владимир Степанович Соболев (впоследствии академик) только начинал свой путь в науке.

В результате кропотливой научной работы, проделанной Соболевым и завершенной в конце 30-х годов, было установлено, что наибольшие надежды при поиске алмазов следует возлагать на Западную Якутию и прилегающие к ней части Красноярского края и Иркутской области. Эта территория составляет так называемую Сибирскую платформу, геологическое строение которой не только по наличию траппов, но и по другим признакам весьма схоже с геологией алмазоносной области Южной Африки.

Сообщение об открытии В. С. Соболева обсуждалось на специальном заседании Госплана СССР в 1941 году, и было внесено предложение об организации поисков алмазов на Сибирской платформе.

Геологи уже готовили снаряжение. Но началась Великая Отечественная война, и эту работу пришлось отложить на несколько лет.

Вскоре после окончания войны в Иркутске была создана на первых порах немногочисленная геологическая экспедиция по поиску алмазов на Сибирской платформе под руководством профессора М. М. Одинцова.

Летом 1947 года к песчаной косе на Нижней Тунгуске причалили лодки. Люди стали выгружать тюки, ящики, брезентовые палатки. Привлеченные необычным для этих пустынных мест зрелищем, из ближайшего стойбища приходили эвенки.

  Куда путь держите? — спросил старик эвенк.

  В тайгу, отец, в тайгу,— ответил один из пришельцев, после того как проводник перевел этот вопрос.

Местные жители начали оживленно переговариваться, В незнакомом языке можно было разобрать неоднократно повторяющееся слово «амака».

  Амака — лесной хозяин здешних мест, по-русски — медведь,— пояснил проводник.— Они говорят, раз в тайгу без ружей, значит, к амаке в гости.

  К медведям, так к медведям,— ответили геологи.

Вскоре название «Амакинская экспедиция» было узаконено и стало фигурировать во всех официальных документах.

Так началась современная северная одиссея.

Задачу, которую предстояло решить экспедиции, была исключительной но своей сложности и трудности. Надо было найти алмазы в огромном крае вечной мерзлоты, нехоженой тайги и непроходимых болот. К тому же эта область, территория которой занимает одну седьмую часть Советского Союза и равна двум третям площади зарубежных европейских стран, вместе взятых, была слабо исследована.

Как найти скрытую от глаз человека кимберлитовую трубку, затерявшуюся в бесконечном пространстве заболоченной тайги?

Выходящие на поверхность коренные, или первичные, породы, содержащие алмазы, под влиянием атмосферных осадков непрерывно разрушаются (выветриваются) и дают начало вторичным, россыпным месторождениям. Разрушенные породы вместе с алмазами подмываются течением рек и переносятся на большие расстояния. Алмазы, рассеянные в отложениях — песке, гравии и гальке — как существующих рек, так и в террасовых отложениях древних рек, найти легче, чем отдельную кимберлитовую трубку: одна кимберлитовая трубка может снабжать алмазами реки и их притоки на многие десятки и даже сотни километров.

Но искать россыпные месторождения тоже не простое дело. Если коренное месторождение находится далеко, то относительное содержание алмазов в россыпях оказывается мизерным. Ведь река и ее притоки размывают не только кимберлитовую трубку, но и все породы, встречающиеся на ее пути.

Чтобы определить, есть ли в ключе золото, достаточно промыть несколько небольших ковшей галечников. А чтобы найти алмаз, приходится промывать пробы речных отложений, каждая объемом в несколько кубических метров.

Такая проба, геологи называют ее пробой песков, добываемая со дна реки или шурфа (небольшой шахты), на террасе содержит крупные валуны, комки глины, мелкую гальку, крупицы песка. Найти в этой массе один кристаллик алмаза подчас размером меньше булавочной головки, право, не легче, чем обнаружить иголку в стоге сена.

Из такой пробы прежде всего удаляют крупную гальку, а также песок и глину, промывая породу в так называемом вашгерде, похожем на лоток золотоискателя, только значительно большего размера.

Оставшиеся после промывки крупный песок, мелкую гальку и графит рассеивают по размерам на больших ситах (грохотах). Остатки на ситах поступают на отсадочную машину, где пульсирующий поток воды отделяет легкую гальку и песчинки от более тяжелых частиц горных пород и минералов. Остается тяжелая часть пробы — концентрат, в котором могут находиться алмазы.



 
« Пред.   След. »