Главная arrow Архив ювелира arrow Ювелирные украшения и драгоценные камни глазами писателей
 
 
Главное меню
Главная
Ювелирные изделия
Алмазы
Немного истории
Словарь ювелира
Архив ювелира
Ювелирная реклама
Блог
Поиск
Контакты
Карта сайта
Ювелирная информация
Ювелирные объявления о ювелирном искусстве

Ювелирные украшения и драгоценные камни глазами писателей PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
Оглавление
Ювелирные украшения и драгоценные камни глазами писателей
Страница 2
Страница 3

 

 

Известный русский историк, этнограф и критик литературы Н. И. Надеждин, издатель знаменитого «Телескопа», в котором сотрудничал В. Г. Белинский, выдвинул гипотезу об общности слов «илект-рон», «ялатырь» и «латырь».

С давних пор известно на Руси предание о чудесном камне латыре. Он упоминается в народных заговорах как снадобье при лечении «разных телесных и сердечных недугов». "Его добавляли в состав благовонных курений, которым приписывались целебные свойства.

Драгоценные камни и изделия из них проникали в Россию из Византии. Среди них выделялись «крабицы», или «жуковины», — те же скарабеи. Много дорогих камней и жемчуга приобреталось на украшение церковной утвари, книг и икон. Огромные материальные и художественные богатства стекались к наиболее почитаемой на Руси иконе «Троица» — великому произведению Андрея Рублева. По заказам Грозного и Годунова для этой иконы были изготовлены великолепные оклады, драгоценные подвески и пелены.

В окладах в то время использовали редчайшие камни Древнего Египта — густо-зеленые изумруды и хризолиты-оливины. Один из изумрудов на годуновской «жемчужной» пелене имеет древнюю шлифовку и тот особый оттенок зеленого цвета, который встречается только у изумрудов из знаменитых африканских копей Джебаль Забарах. Из Египта через Индию в Россию завезены особые изумруды — просверленные бусины со старой индийской огранкой. Широко использовались для украшения окладов рубины и сапфиры (известные по русской литературе как яхонты) самых разных оттенков. Родина этих камней — Цейлон и Индия. Есть здесь также и благородная шпинель (драгоценный прозрачный камень густо-красного или розового цвета), получившая свое название в Аравии, и зеленоватая бирюза с Синайского полуострова. По сложным торговым путям пришли эти драгоценные камни в Россию.

Русская литература богата преданиями и легендами о драгоценных камнях. Вспомним известное стихотворение великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина:

 

«Храни меня, мой талисман,

Храни меня во дни гоненья,

Во дни раскаянья, волненья:

Ты в день печали был мне дан».

 

Так пишет поэт о своем талисмане — перстне с сердоликом крымского происхождения, который был ему подарен в 1825 г. Е. К. Воронцовой перед его отъездом из Одессы в Михайловское. Через два года, встретившись с Воронцовой в Петербурге, Пушкин посвящает подарку еще одно стихотворение.

Перстень, служивший поэту талисманом, которым он очень дорожил и с которым не расставался всю жизнь, представлял собой сердолик-инталию — резной камень с углублением. Обычно резные камни-инталии служили печатками на сургуче или воске, которым в то время запечатывали письма.

В одном из своих писем 1837 г. В.А.Жуковский так характеризует пушкинский перстень с сердоликом: «Печаль моя есть так называемый талисман; подпись арабская, что значит, не знаю. Это Пушкина перстень, им воспетый...»

Жуковский был так очарован и самим перстнем, и вырезанными на нем таинственными знаками, что носил его постоянно на среднем пальце правой руки с обручальным кольцом. Как он говаривал, Пушкин и жена занимали равное место в его сердце. От Жуковского перстень перешел к его сыну Павлу Васильевичу, который в свою очередь подарил его И. С. Тургеневу.

Один из посетителей пушкинской выставки 1880 г. в Петербурге так описывал знаменитое кольцо: «Этот перстень — крупное золотое кольцо витой формы с большим камнем красноватого цвета и вырезанной на нем восточной надписью. Такие камни со стихом из Корана или мусульманской молитвы теперь часто встречаются на Востоке».

В марте 1887 г. в газете «Новое время» было напечатано письмо В. Б. Пассека, русского вице-консула в Далмации. В этом письме он удостоверял, что умерший в Бужинале под Парижем в доме Полины Виардо русский писатель И. С. Тургенев действительно владел перстнем великого поэта. Пассек приводит сказанные при нем слова писателя: «Я очень горжусь обладанием пушкинского перстня и придаю ему, так же как и Пушкин, большое значение. После моей смерти я бы желал, чтобы перстень был передан графу Л. Н. Толстому. Когда настанет час, граф передаст этот перстень по своему выбору достойному последователю пушкинских традиций между новейшими писателями».

После смерти Тургенева Полина Виардо через В. Н. Герарда в 1887 г. передала перстень поэта Пушкинскому музею Александровского лицея, где он находился до 1917 г., а в марте того же года исчез.

Пушкин, очевидно, не знал, что означает надпись на камне, предполагая, что «слова святые начертала на нем безвестная рука». В современных статьях, в которых предпринимается попытка разгадать тайну перстня-талисмана, обычно принимается такой перевод: «Симха, сын почтенного рабби Иосифа, да будет благословенна его память». Надпись сокращенная и могла быть сделана в Чуфут-Кале, средневековом городе-крепости в окрестностях г. Бахчисарая, где действительно какое-то время проживали караимы. Перстни с подобными изречениями, вырезанными на камнях, можно было купить на бахчисарайском базаре еще в 30-х годах нашего столетия.

В том же 1887 г. с 4 июня в Москве проходила юбилейная выставка, которая по времени предшествовала пушкинской выставке в Петербурге. На ней был показан еще один принадлежавший Пушкину золотой перстень с изумрудом квадратной формы. Перстень на выставку был представлен родственниками Владимира Ивановича Даля, писателя и врача, не отходившего от Пушкина до самой его кончины.

«Мне достался от вдовы Пушкина, — писал В. И. Даль в своих воспоминаниях, — дорогой подарок, перстень с изумрудом, который он всегда носил в последнее время и называл, не знаю, почему, «талисманом»».

В. И. Даль придавал памятному подарку большое значение. В письме В. Ф. Одоевскому через два месяца после смерти Пушкина он пишет: «Перстень Пушкина, который звал он — не знаю, почему — талисманом, для меня теперь настоящий талисман. Вам это могу сказать. Вы меня поймете. Как гляну на него, так пробежит по мне искорка с ног до головы, и хочется приняться за что-нибудь порядочное».

На выставку перстень был передан дочерью Даля О. В. Демидовой. Затем перстень с изумрудом находился у президента Императорской Академии наук великого князя Константина Константиновича и был им завещан Академии. В 1915 г. перстень поступил в Пушкинский дом. В настоящее время перстень поэта с изумрудом находится в фондах Всесоюзного музея А. С. Пушкина в Ленинграде.

Сохранился и еще один перстень поэта со скромным слабо окрашенным сердоликом, служивший так же, как и перстень, подаренный Е. К. Воронцовой, печаткой.

В свое время поэт отдал кольцо в лотерею, которая разыгрывалась в доме Н. Н. Раевского. Его выиграла Мария Раевская, младшая дочь генерала, последовавшая за мужем-декабристом С. Г. Волконским   в   сибирскую   ссылку.   Как великую драгоценность носила М. Н. Волконская это кольцо во время пребывания в Сибири, а перед смертью передала его сыну. В 1915 г. С. М. Волконский, внук М. Н. Волконской, передал в Пушкинский музей тонкое золотое кольцо с сердоликом, на котором вырезаны садящиеся в ладью три амура.



 
След. »