Главная arrow Немного истории arrow Ювелирные украшения в прошлом
 
 
Главное меню
Главная
Ювелирные изделия
Алмазы
Немного истории
Словарь ювелира
Архив ювелира
Ювелирная реклама
Блог
Поиск
Контакты
Карта сайта
Ювелирная информация
Ювелирные объявления о ювелирном искусстве

Ювелирные украшения в прошлом PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 2
ХудшаяЛучшая 
Оглавление
Ювелирные украшения в прошлом
Страница 2
Страница 3
Страница 4
 

 

 

 

 

К середине XVIII столетия ювелирное искусство, обслуживающее столичную знать, приобретает тонкость, изящество и техническое совершенство. Приближается пора расцвета ювелирного дела в России.

Преемники Петра и русское дворянство, стремясь во всем подражать Европе и заботясь о представительности, уделяли огромное влияние предметам роскоши и украшениям. Ювелир Иеремия Позье, проживший при дворе русских царей более 30 лет, так описывал царившую там роскошь: «Наряды дам очень богаты, равно как и золотые вещи их, бриллиантов придворные дамы надевают изумительное множество. На дамах сравнительно низшего звания бывает бриллиантов на 10—12 тыс. руб. Они даже в частной жизни никогда не выезжают не увешанные драгоценными уборами... Корона императрицы Елизаветы, стоящая чрезвычайно дорого, состоит так же, как и все ее уборы, из самоцветных камней: из рубинов, из сапфиров, из изумрудов. Все эти камни ни с чем не сравнятся по своей величине и красоте...»

А для императрицы Анны Иоанновны в 1730 г. была изготовлена корона с 2536 бриллиантами и более чем 20 крупными цветными драгоценными камнями. Вершину короны украшали крупный турмалин и крест с бриллиантами.

Академик А. Е. Ферсман называл екатерининское время «веком моды на бриллианты и ювелирные камни». Интерес к цветному камню в это время приобрел невиданные масштабы. Увлечение минералогией стало, по выражению А. Е. Ферсмана, «модной наукой и всеобщей болезнью». Сама Екатерина II очень любила драгоценности и щедро раздаривала их своим фаворитам — Румянцеву, Орлову, Потемкину, Зубову.

В то время в Петербурге на Миллионной улице жили лучшие мастера-ювелиры (Иеремия Позье, Людовик Дюваль и др.), многие из которых выполняли заказы царского двора. В моду вошли изделия с бриллиантами — серьги, пряжки для башмаков, поясов, пуговицы и запонки, браслеты, банты, букеты цветов, табакерки и гребни (некоторые из этих изделий экспонируются на выставке Алмазного фонда СССР). В украшениях все подчинялось камню: даже золото служит лишь его основой, оправой.

Богатые украшения со множеством бриллиантов и самоцветов, принадлежавшие высшей российской знати, сочетались с такими дорогими тканями, как парча, атлас, шелк, с золотым и серебряным кружевом, а также с воздушными газом, тюлем, кисеей.

Необыкновенным мастерством отличались работы великолепного мастера-бриллиантщика Иеремии Позье, швейцарца по происхождению. Вершина творчества этого мастера — Большая императорская корона, сделанная им для Екатерины II. При вступлении на престол Екатерина приказала Позье «разломать все, что окажется не в современном вкусе, и употребить на новую корону». Для короны Позье использовал лучшие из камней, которые он нашел у царицы. Почти пять тысяч бриллиантов собраны здесь. Металл незаметен. Казалось, что камни парят в воздухе, радужно переливаясь. Их обилие сдерживалось двумя рядами больших жемчужин. Венчала корону крупная шпинель. Весила корона 5 фунтов. За свою работу мастер получил 50 тыс. рублей.

В этой  короне  Екатерина  не  раз  изображалась на портретах.

Ответом на моду на бриллианты в высшем российском обществе (дв и не только в России) было создание тульскими мастерами, не имеющими в своем распоряжении граненых алмазов, изделий из стали, так называемых «стальных бриллиантов» — марказитов, которые представляли собой граненые бусины из стали с тщательно отполированной поверхностью.

С конца XVIII в. в России развивается камнеобрабатывающий промысел. На Урале начали гранить бериллы, изумруды, топазы, горный хрусталь, полировать яшму, малахит и другие породы и минералы. На Алтае и в Забайкалье из цветных камней изготавливали вазы, столешницы и торшеры, получившие всемирную известность.

В XIX в. камнеобрабатывающее искусство в России достигло весьма высокого уровня. Всему миру известны великолепные дворцы Петербурга (Зимний, Строгановский, Мраморный), Царского села, Петергофа и Павловска, а также соборы — Исаакиевский, Петра и Павла и др., в облицовке которых были использованы разнообразные мраморы, яшма, кварциты, малахит, лазурит, родонит и другие цветные камни России. Прекрасен Малахитовый зал Зимнего дворца. Изделия русских мастеров из малахита хранятся в Лувре. Посетителей I Всемирной выставки в Лондоне (1851 г.) буквально поразили своей красотой и яшмовые вазы, и прекрасная диадема, украшенная тремя тысячами драгоценных камней, и коллекция уральских самоцветов графа Демидова, и рубины графини Воронцовой-Дашковой. Многие изделия из уральских и сибирских камней получили при зы этой выставки. Несколько позже, характеризуя развитие русского камнерезного искусства, знаменитый русский критик В. Стасов на пишет:  «Произведения из  камня,  перед которыми ничтожно даже стали цениться аквамарины, топазы, агаты, ониксы. Из них делали браслеты, цепи, диадемы, гребни и колье. Камеи, гребни, серьги, браслеты — вот изделия из кораллов, снова вошедших в моду в 20-х Годах XIX в. Одновременно появляются броши из драгоценных камней с миниатюрными портретами.

Продолжала развиваться техника эмали, завоевавшая популярность в XVIII в. Ее применяли при изготовлении различных предметов туалета, а также в оформлении медальонов, браслетов, колец. В живописной эмали это были портретные изображения на серебряных кольцах. В медальонах и перстнях прозрачный слой эмали прокладывался по гравированному фону золота, что создавало дополнительный эффект игры света и цвета. На фоне эмали нередко закрепляли один камень или группу мелких бриллиантов.

Image 

Открытие в 1870 г. южно-африканских месторождений алмазов окончательно закрепило за ним первенствующее положение на мировом рынке. Новым излюбленным способом оправы стало укрепление  мелких  камней   в  виде  колосьев  пшеницы. Такие «эгреты» (пучки) широко применялись в середине XIX в. для украшения причесок и корсажей. Иногда они сочетались с букетами полевых цветов, сделанными из окрашенного золота или эмали.

Возросшее мастерство ювелиров и страсть к виртуозным по своему исполнению изделиям проявлялись в применении разных техник и материалов. Примером этого могут служить миниатюрные мозаичные изображения, мода на которые пришла из Италии (флорентийская мозаика). Набранные из мельчайших кусочков смальты, круглые, овальные или квадратные миниатюры составляли декоративные узлы ожерелья, вставлялись в щитки колец, служили основой броши. Сюжеты мозаик были различны: архитектурные памятники, птицы и бабочки на ветке с цветами, букет цветов. Так же как и камеи, мозаики дополнялись металлической оправой.

На развитие ювелирного дела в XIX в. оказывает влияние множество факторов — от крупных общественно значимых событий, происходящих в стране и за ее пределами, до организации самого ювелирного производства.  Усиление  в жизни русского  государства роли отдельных сословий (купечества, мелких промышленников, интеллигенции) привело к заметному разнообразию вкусов, потребностей. Так, если дворянство по-прежнему руководствовалось европейской модой, то другие слои воспринимали только часть заграничных нововведений. В крестьянском костюме, например, сохранялись национальные традиции.

Начиная с 40-х годов и до конца XIX в. среди украшений значительное место занимали медальоны, броши. Однако появились и новые виды украшений. Их принесла мода романтического направления, которая ориентировалась на Восток. Так, распространились фероньерки — цепочки украшений, спускавшиеся на лоб. Стали модными кораллы и бирюза.

В технических приемах, которыми располагали ювелиры в первой половине XIX в., представлены литье, гравировка, чернение и т. д. Разнообразны и материалы, используемые в ювелирном искусстве. Многочисленность и разнообразие ювелирных украшений того времени свидетельствуют о том, насколько широко было развито их производство.

Во второй половине XIX в. среди ювелирных фирм России выделилась фирма, которой руководил Карл Фаберже. Она была основана I 1842 г. в Петербурге. По рисункам и образцам Фаберже работали крупные мастерские знаменитых ювелиров того времени — Перхина, Хольмстрема, Коллина, Раппопорта.

В изделиях фирмы Фаберже использовались нефрит, родонит, яшма, горный хрусталь, розовый и белый кварцы, лазурит. В начале XX в. в мастерских Фаберже было освоено изготовление различных настольных украшений, пасхальных яиц, миниатюрных скульптур людей, животных, а также каменных цветов, которые по праву пользовались большим спросом и ценились очень высоко. Мастера этой фирмы открыто брали за основу классические принципы. На Всемирной выставке в Париже в 1900 г. русские художественные изделия из камня имели огромный успех. После выставки фирма Фаберже открыла свое отделение в Лондоне, которое обслуживало Англию, Францию, США, Индию и Сиам. Репутация фирмы была настолько высока, а ее изделия пользовались таким огромным спросом, что фирма могла позволить себе напечатать следующее объявление в каталоге-проспекте: «Если наше изделие не продается в течение года, оно идет на переплавку».

Конец XIX в. ознаменовался открытием синтеза драгоценных камней группы корунда. С 1902 г. из мастерской французского химика М. А. Вернейля на мировой рынок стали поступать синтетические рубины, а чуть позже — сапфиры и шпинель. Синтетические камни очень быстро нашли широкое применение в различных отраслях промышленности, и особенно в ювелирной: с появлением синтеза драгоценных камней развитие ювелирного производства получило новый толчок.

Существенное место в русском ювелирном искусстве на исходе XIX столетия занимает активный поиск национального колорита. Мастера, как правило, широко использовали древнерусские формы. Но   при   этом   их   изделия  по  существу  теряли  свое  утилитарное назначение и фигурировали лишь в качестве декоративных предметов, подарочных подношений, призов и наград.

В этот период в России возникает заимствованный из других стран стиль модерн как попытка довести повседневный быт до уровня встетического совершенства.

Проник модерн и в ювелирное дело. По ювелирным украшениям истца XIX — начала XX в. можно судить об утверждении новых форм, совершенствовании технических приемов обработки металла, усилении внимания мастеров к драгоценным, полудрагоценным и особенно к поделочным камням.

В эпоху модерна значительно упростился, стал более демократичным женский костюм. В это время его отличают легкость, простота, удобство. Модной одежде были созвучны и украшения: броши с различными подвесками из опала, агата, сердолика и других поделочных камней; длинные тонкие цепи в несколько рядов, напоминающие аксельбант; «ошейники» (их носили на обнаженной шее), которые представляли собой бусы или нити жемчуга в несколько рядов, соединенные овальной пряжкой — фермуаром; парные резные браслеты типа «решеток», «подков»; кольца на каждой руке (преимущественно на мизинце и безымянном пальце); маленькие круглые серьги; пряжки для пояса.

Украшения не только дополняли костюм, но и усиливали его цветовое звучание. Поэтому столь охотно использовали в украшениях многоцветные эмали, полудрагоценные и поделочные камни, мозаику, перламутр и другие материалы.

Ювелирные украшения этого периода весьма декоративны, нарядны, пластичны. В основе их, несомненно, лежит стилизация природных форм.

Усиленный интерес к ботанике и энтомологии, вызванный развитием естественных наук и заметным влиянием японской культуры, повлек за собой появление во второй половине XIX в. в декоративно-прикладном искусстве «натурстиля». В ювелирном искусстве того времени выделяются выполненные в этом стиле булавки с головками в форме пчел, мух, броши и кулоны в виде всевозможных жуков, бабочек, стрекоз, стилизованные букеты и плоды, серьги с крошечными мушками и т. д. При этом в ювелирных изделиях повторялись мотивы   костюма:   причудливые   цветы,   змеи,   насекомые,   женские лица, обрамленные развевающимися волосами, похожими на языки пламени, гибко изогнутые женские фигурки на фоне многолепестковых цветков или крыльев бабочек, миниатюрные стрелы, подковы. Как   правило, сторонницы «хорошего тона»  в меру   использовали ювелирные украшения в повседневной жизни, лишь подчеркивая с их помощью строгость и изящную простоту платья. Носили в то время броши в виде цветов ириса, камыша, цикламенов с эмалью в сканных обрамлениях (их  прикалывали  к  стоячему  кружевному  воротнику или маленькому жабо), нитку крупного жемчуга до пояса, тонкие длинные цепочки с подвеской-жемчужиной или в виде   бабочки. Модны были также колье чуть ниже шеи с полудрагоценными камнями и небольшой подвеской в виде подковы или пасхального яичка, прорезные овальные или прямоугольные пряжки для пояса в виде виноградной лозы, листьев чертополоха, лилии. Руки украшали гладкие браслеты (по одному-два на каждой руке) с резным орнаментом из листьев на изогнутых стеблях или с накладным серебряным «пояском с пряжкой», украшенной эмалью; кольца с накладными дубовыми веточками или цветами лотоса с эмалью. Излюбленными дополнениями к костюму стали пуговицы ювелирной работы с поделочными камнями — агатом, сердоликом, нефритом в сканных оформлениях.



 
След. »