Главная arrow Алмазы arrow Первый в России алмазный цех
 
 
Главное меню
Главная
Ювелирные изделия
Алмазы
Немного истории
Словарь ювелира
Архив ювелира
Ювелирная реклама
Блог
Поиск
Контакты
Карта сайта
Ювелирная информация
Ювелирные объявления о ювелирном искусстве

Первый в России алмазный цех PDF Печать E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
Оглавление
Первый в России алмазный цех
Страница 2

 

 

Первый цех алмазного инструмента в России был создан на исходе прошлого века Константином Сергеевичем Алексеевым, который под фамилией Станиславский стал всемирно известен как актер, режиссер и реформатор театра, основоположник науки о сценическом искусстве, один из создателей Московского художественного театра (впоследствии МХАТ СССР им. Горького).

В Москве, около Таганской площади, на улице Большая Коммунистическая (бывшая Большая Алексеевская) под № 29 стоит старинный особняк с классическими колоннами и двумя крыльями, окаймляющими большой двор. В этом доме, почти сохранившем до наших дней свой первозданный  облик, в семье  коммерции советника Сергея Владимировича Алексеева 5 (17) января 1863 года родился Константин Сергеевич Станиславский.

Неподалеку от этого дома находится одно из старейших московских предприятий — завод «Электропровод». История его начинается с основанной в 1785 году купцом Семеном Алексеевым (прадед Константина Сергеевича) фабрики «волоченного и плащенного золота и серебра», выпускавшей на рынок тонкую и тончайшую проволоку, золотые и серебряные нити (шелковая нитка, обвитая плоской проволокой), канитель (тонкую витую проволоку) и другие изделия. В 1812 году во время нашествия Наполеона фабрика сгорела, и Семен Алексеев построил новые корпуса именно на том месте, где сейчас находится кабельный завод «Электропровод».

В Москве прошлого века производство канители было одной из наиболее развитых отраслей металлообрабатывающей промышленности. В городе насчитывалось свыше двадцати золотоканительных фабрик. А самой крупной из них была фабрика, принадлежавшая торговому и промышленному товариществу «Владимир Алексеев», которым в то время руководил отец Константина Сергеевича С. В. Алексеев.

Еще гимназистом Станиславский принимал участие в любительских спектаклях как актер и режиссер. Свою первую роль он сыграл, когда ему было... четыре года.

Казенная обстановка гимназии тяготила будущего корифея театра. «...Я никогда не умел зубрить, — напишет он впоследствии в своих воспоминаниях, — непосильная работа, задаваемая памяти, совершенно истощила ее и испортила на всю жизнь. Как актер, которому нужна память, я претендую на это увечье и с недобрым чувством вспоминаю гимназическое время».

По окончании седьмого класса он сумел убедить родителей забрать его из гимназии и осенью 1881 года поступил на работу и контору золотокаиительной фабрики. «Он быстро освоился с делом, — писал в своих воспоминаниях старший брат Константина Сергеевича В. С. Алексеев, — им были довольны. Работа там была кропотливая и ответственная. Приходилось иметь дело с золотниками и долями золота и серебра. Трудность была еще и в том, что надо было взвешивать металл, катушки, крохи и прочее правой рукой на очень чувствительных коромысловых весах, а на счетах одновременно считать левой рукой».

Первые годы работы не оправдали надежд юноши. Конторская деятельность показалась ему скучной, однообразной и даже ненужной. Его интересовали техника, машину и вообще все, что было связано непосредственно с производством. Но посвятить себя этому делу он смог лишь после назначения его директором фирмы. Получив широкие полномочия, Константин Сергеевич с большой энергией взялся за усовершенствование производства.

На этом поприще ему пришлось столкнуться с серьезными трудностями. Годы, совпавшие с его приходом на фабрику, были периодом застоя в отечественном золотоканительнои производстве. В то время как в промышленно развитых странах Западной Европы металлообрабатывающая промышленность под влиянием ряда научных открытий и технических изобретений второй половины XIX века стала усиленно развиваться, многие отечественные предприятия работали с устаревшим оборудованием, зачастую дедовскими методами.

Чтобы эффективно воздействовать на производство, обновить его, использовать новые технические идеи и решения, надо было как можно быстрее изучить сложную и разнообразную технологию. И Константин Сергеевич стал серьезно и целеустремленно вникать в суть дела. Он допоздна задерживался в задымленных, пропахших машинным маслом цехах, пытливо знакомился с устройством машин, технологическими процессами, Лучшими его учителями здесь были старые мастера и рабочие. Инженеров на фабрике тогда не было.

Мастеровые проникались невольным уважением к высокого роста, складно сложенному юноше, который с карандашом и записной книжкой в руках переходил от машины к машине, стараясь понять все детали производства. Но вряд ли кто-нибудь из них мог предугадать, что пытливому молодому человеку предстоит осуществить коренное преобразование технологического процесса.

Работа на фабрике отнимала очень много времени и сил, но Константин Сергеевич не изменяет своей «первой   любви» — театру.  Он один из организаторов Общества искусства и литературы, в то время центра театральной, музыкальной и литературной жизни Москвы.

Нелегко было одновременно работать в театре и на фабрике. Особенно если учесть, что популярность Станиславского как актера быстро росла. Он становится известен и как режиссер.

Старший брат Константина Сергеевича писал! «Когда у Кости началось серьезное увлечение театром и сценой, занятия на фабрике стали тяготить его. Чтобы не задохнуться, надо было найти выход для себя и вместе с тем не погубить дела. И вот Костя, составив себе план действия, принялся с тройной энергией за организацию дела на новых условиях. Приходилось целыми днями сидеть над планами зданий и расположением машин, обдумывать новые условия существования действительно утопающего в рутине дела».

Станиславский решает изучить опыт лучших зарубежных фабрик, что было не так просто в условиях жестокой конкуренции между предприятиями.

В апреле 1892 года Константин Сергеевич выезжает за границу для ознакомления с постановкой золотока-нительного дела на фабриках Западной Европы.

В Мюльгаузене (Германия) он знакомится с последними техническими новинками на знаменитых тогда фабриках Шварца и Венинга.

Затем он держит путь во Францию, в один из мировых центров золотоканительнои промышленности — Лион. Переехав в Париж, он посещает металлообрабатывающие заводы и золотоканительные фабрики, обсуждает с местными инженерами и техниками технологические вопросы. «...Все, кажется, устроилось хорошо, — пишет он своим родителям из Парижа, — и по приезде в Москву я буду знать все, и даже больше, по интересовавшим меня вопросам золотоканительного дела...»

Далее он сообщает: «Я купил машину, которая сразу тянет товар через 14 алмазов. Другими словами: с одного конца машины идет очень толстая проволока, а с другого выходит совершенно готовая... Очень этим доволен и надеюсь, что но приезде мне удастся поставить золотоканнтелыюо дело так, как оно поставлено за границей».

Предприимчивые фабриканты золотоканительных изделий уже в то время поняли, что единственным материалом для волок (фильер), способным противостоять разрушающему действию движущейся металлической проволоки, является алмаз.

Алмазы, о которых идет речь в письме Станиславского, а точнее, алмазные волоки, представляют собой заключенные в специальные оправы кристаллы алмаза с отверстиями заданного диаметра.

Закупленная Константином Сергеевичем машина состояла из 14 последовательно расположенных алмазных волок со все уменьшающимися отверстиями. Это был волочильный станок многократного действия — последнее слово техники того времени.

Вернувшись на родину, Станиславский не ограничился установкой чужеземной машины. В то время производство алмазных волок было монополизировано и находилось в руках нескольких фабрикантов, главным образом французских и итальянских. Отечественные предприятия, покупая за границей алмазные волоки, вынуждены были после износа отправлять их обратно на фильерные фабрики. Работая на привозном алмазном инструменте, предприятия находились в полной зависимости от иностранных фирм.

И Станиславский принимает весьма смелое для того времени решение — организовать производство алмазных волок непосредственно на фабрике. В 1894 году был создан первый в России цех алмазного инструмента — алмазных волок.



 
« Пред.   След. »