Города и поселки алмазного края

 

 

«Если Советский Союз освоит промышленную добычу алмазов в крае вечной мерзлоты, то не раньше, чем в XXI веке», — так комментировала зарубежная пресса сообщение об открытии якутских кимберлитов.

Для доказательства достоверности этого утверждения его авторы напоминали, с какими трудностями было связано начало разработок южноафриканских кимберлитовых трубок. А ведь там первые алмазы лежали чуть ли не под ногами в выжженных солнцем саваннах.

...В те дни, когда подобные пессимистические предсказания о судьбах якутских алмазов появлялисьна страницах   периодических изданий капиталистических стран, на затерявшемся в снежной пустыне клочке земли строился новый город Мирный.,.

Ночь пути, и колеса воздушного лайнера серебристого красавца Ил-18 касаются бетонного поля мирнинского аэродрома. Чтобы преодолеть примерно такой же путь, царскому стольнику П. П. Головину — первому якутскому воеводе — понадобилось три года. Выехав из Москвы 6 августа 1638 года, он прибыл на реку Лену летом 1641 года.

...Автомашина плавно катит по бетонной мостовой. С обеих сторон тянутся многоэтажные белокаменные дома. Это Ленинградский проспект, выросший на месте первой прорубленной просеки в необжитой тайге.

  Ленинградский проспект, растянувшийся с севера на юг на 2250 метров,— рассказывает водитель,— не только самая длинная, но и самая широкая городская магистраль.

  Помню время, — продолжает водитель, — когда здесь была непролазная грязь. После того как главный инженер треста, пытаясь перейти улицу, оставил в жидком месиве свои сапоги, через мостовую был проложен временный мост.

Повседневный труд, полный творческих исканий, умноженный на энтузиазм советских людей, заложен в фундамент города алмазников.

Конечно, человека, не знакомого с условиями Севера, не удивишь многоэтажными зданиями. В современных городах они растут буквально на глазах.

Иное дело в крае вечной мерзлоты. Даже в городе Якутске, до сравнительно недавнего прошлого многоэтажных зданий не строили. Якутск был приземистым городом. Объясняется это тем, что зимой, когда дома усиленно отапливаются, почва под ними оттаивает и фундамент здания начинает оседать.

Поэтому здания в Мирном строятся на железобетонных столбах-сваях. Нижний конец каждой сваи упирается в слой вечной мерзлоты, и между поверхностью земли и основанием здания образуется теплоизоляционная воздушная подушка.

Сейчас здесь четырех- пятиэтажные дома обыденное явление. Не редкость и девятиэтажные здания. В ближайшем будущем в столице алмазного края планируется строительство  двенадцати-   и   шестнадцатиэтажных Маний.

Северные «небоскребы» устанавливаются на так называемых холодных сваях, в которые вмонтированы Термосифоны для принудительного охлаждения окружающего грунта. Практически эти сваи способны выдержать любую нагрузку.

Невдалеке от города раскинулся карьер трубки «Мир». Здесь день и ночь шумят механизмы. Экскаваторы опускают свои ковши, и мощные бульдозеры подводят к ковшам глыбы раздробленной взрывом алмазоносной породы. Сутулые самосвалы, сорокатонные Белазы отвозят породу на обогатительные фабрики.

На обогатительных фабриках кимберлит сначала размалывают на специальных мельницах и загружают в промывочные машины, где смываются легкие частицы. Оставшийся материал по величине частиц разделяется на несколько классов. Этот процесс осуществляется с помощью больших сит.

Тяжелые частицы породы, перемешиваясь в ситах, создают сильный шум и грохот. Поэтому такие установки называются грохотами, а сам процесс получил название грохочения.

Из грохотов материал поступает в отсадочные аппараты, где происходит дальнейшее обогащение.

Грубо говоря, отсадочный аппарат представляет собой большой конус, заполненный жидкостью плотностью от 2,8 до 3,1 грамма на кубический сантиметр, то есть меньшей, чем плотность алмаза. Для этого используют, например, суспензию тонкого феррокремниевого порошка в воде. Кристаллы алмаза и другие тяжелые минералы опускаются на дно сосуда, а более легкие частицы, например песок, всплывают вверх, и их удаляют. Чтобы ускорить этот процесс, суспензию  непрерывно перемешивают.

 Объем получаемого в результате этих операций про-дукта, так называемого концентрата, значительно меньше объема исходного материала.

Для извлечения алмазов из концентрата применяются различные способы, в том числе жировой, электро-статический, люминесцентный, пенной сепарации...

Наиболее распространенным и самым давним способом является жировой. Если верить старинным легендам, то он применялся еще в глубокой древности.

В одной из сказок «1001 ночи» повествуется о таинственной долине, дно которой сплошь усеяно алмазами. Неприступные скалы, окружающие долину, и кишащие ядовитые змеи надежно охраняли сокровища. Но алчные, предприимчивые купцы все же нашли способ овладения алмазами. Они бросали в долину большие куски мяса. Алмазы прилипали к мясу, а могучие орлы, гнездящиеся в окрестностях, уносили его в свои гнезда. Затем находчивые искатели сокровищ забирались в гнезда и извлекали оттуда драгоценные камни.

На обогатительной фабрике жировой способ извлечения алмазов не так романтичен, как в старой сказке.

Представьте себе вибрирующий наклонный стол, поверхность которого покрыта слоем жира толщиной примерно 6 миллиметров. Поток воды с концентратом направляется на поверхность стола. Алмазы, содержащиеся в концентрате, прилипают к жиру, а большинство зерен других минералов уносится водой. Жир соскабливают с поверхности стола и помещают в подогреваемые сосуды. Жир тает, освобождая налипшие на него алмазы.

На современных обогатительных фабриках этот процесс автоматизирован. Вместо вибрирующего стола используется наклонный ленточный транспортер. Жир с прилипшими алмазами снимается с поверхности транспортера с помощью специального нагретого ножа, а свежий жир подается автоматически. Это позволяет проводить процесс обогащения непрерывно.

Чтобы окончательно очистить извлеченные из концентрата кристаллы алмаза от посторонних веществ, их кипятят в растворах химических реактивов, промывают и сушат.

Заключительная операция — сортировка алмазов по чистоте (прозрачности), окраске и прочим свойствам, определяющим их стоимость и применение. На сортировочном столе окончательно решается судьба того или иного кристалла алмаза. Сиять ли ему всеми цветами радуги в причудливом украшении, надеть ли ему рабочую спецовку и трудиться на промышленном предприятии либо из-за обилия дефектов быть ему стертым в порошок в буквальном смысле этого слова.

Обогатительные фабрики перерабатывают породу, извлеченную из кимберлитовых трубок. А по реке Ирелях курсирует драга — плавучая обогатительная фабрика, добывающая со дна реки алмазоносный песок, чтобы извлечь из него драгоценные камни.

В подернутом туманом воздухе еще издали различим серебристый, обтянутый алюминием, громадный корпус драги, покоящейся на широких плечах понтонов, начиненный отсадочными машинами, грохотами и другим технологическим оборудованием. Объемистые ковши черпаковой цепи драги поднимают с глубины в несколько метров темно-серую алмазоносную массу и направляют ее словно в пасть гигантской рыбы.

Драга оснащена системой автоматического контроля и управления технологическими процессами, телевизионной установкой.

Хочется добрым словом вспомнить пахаря — плот с лопатой, некогда бороздивший эту реку, дедушку современной драги — одного из первопроходчиков алмазного потока...

Сто километров езды из Мирного по укатанной дороге, петляющей среди щетинистых сопок, и вы попадете в поселок Чернышевский, названный так по имени «вилюйского узника», великого русского революционера-демократа, ученого и писателя Н. Г. Чернышевского, некогда томившегося в этих местах в ссылке.

 

 

 

Теперь здесь царство электрических огней. На великой якутской реке за невиданно короткий срок построена первая гидроэлектростанция на вечной мерзлоте — Вилюйская.

...Когда на мировом рынке появились первые якутские алмазы, один из заправил «Алмазного синдиката» Чарлз Тулливер заявил на пресс-конференции в Претории, столице Южно-Африканской Республики, пример-: но следующее:

 — От Иркутска до Мирного полторы тысячи километров дикой тайги и болот. Может быть, что-то удастся там построить — я не знаю, чему равны физические возможности человека, умноженные на русский фанатизм. Но если оттуда людей не изгонит голод продовольственный, то голод энергетический остановит обогатительные фабрики. Как инженер я привык иметь дело с фактами: откуда русские возьмут электрическую  энергию в глухой тайге?

 В то же время в. глухой тайге, в бассейне реки  Вилюй, выше порога Улаханхан закладывался фундамент будущей главной электростанции алмазного края.

Советским энергетикам — творцам днепровских, волжских, сибирских электростанций — предстояло решить задачу, по сложности равной которой не было в отечественной и зарубежной практике, — построить электростанцию в крае вечной мерзлоты, жестоких морозов, среди диабазовых скал — породы, которая по твердости уступает только алмазу.

Трезвый инженерный расчет дополнили трудовой энтузиазм и смекалка строителей.

7  октября 1967 года городам и поселкам алмазного края дал промышленный ток первый агрегат Вилюйской ГЭС. А в сентябре 1970 года государственная комиссия подписала акт о приемке в эксплуатацию первой очереди Вилюйской ГЭС. Через несколько лет была введена в эксплуатацию вторая очередь.

8   1978 году Вилюйская ГЭС выработала столько электроэнергии, сколько ее выработали в 1974 году все электростанции Якутской АССР.

В 1985 году предполагается ввод в эксплуатацию третьей очереди. На этот раз энергетикам предстоит решить еще более сложную задачу. В то время как первые две очереди сооружались на базе диабазовых скал, третья очередь будет строиться в стороне от этих скал, на мягком грунте, в условиях вечной мерзлоты, что в мировой практике не имеет прецедента.

Главная электростанция алмазного края питает энергией не только алмазную промышленность, но и многие развивающиеся вместе с ней отрасли народного хозяйства Севера.

В этих местах раньше не было крупных совхозов и колхозов.

С ростом населения алмазного края стало развиваться и сельское хозяйство. Оказалось, что здесь можно выращивать почти те же сельскохозяйственные культуры, что и в средней полосе и именно благодаря... вечной мерзлоте.

Лето в Якутии засушливое. Но слой вечной мерзлоты не дает уйти в землю накопившейся за зиму влаге. А влага — эликсир жизни для растений.

Картофель, лук, огурцы, морковь и другие овощи здесь уже возделывают.

— Мечтаем о том, чтобы выращивать апельсины и бананы, — полушутя говорят местные садоводы-энтузиасты.

Край, где издавна основными занятиями жителей были охота и животноводство, уверенно встал на путь индустриального развития. Увеличивается добыча каменного угля, слюды, олова и многих других ископаемых, которыми богата якутская земля. Входят в строй новые предприятия по производству строительных материалов. В ближайшем будущем предусмотрены  разработка месторождений апатитов и железной руды, создание собственной металлургической и машиностроительной промышленности.

Царь камней в фантастически короткий срок чудесным образом преобразовал этот край вечной мерзлоты, вдохнул в него новую жизнь.

Сегодня  новоселам   алмазного  края   не  приходится мерзнуть в  палатках.  К услугам тружеников этой северной    окраины   Советского   Союза   благоустроенные Жилища. По вечерам в квартирах таежных городов и  поселков зажигаются голубые экраны  телевизоров. В  широкоформатном кинотеатре «Якутск», в других кинотеатрах и Дворцах культуры первым экраном демонстрируются  кинофильмы.  Местные  шахматисты  имели возможность помериться силами с чемпионом мира Анатолием  Карповым.   К слову сказать,  якутяне издавна считаются прекрасными шахматистами. В сеансе одновременной игры, который дал Анатолий  Карпов, трое мирненцев с чемпионом мира сыграли вничью. Лучшие актеры и театральные коллективы страны нередко демонстрируют здесь свое искусство.

Средствами современной техники достигнута высокая степень механизации и автоматизации процессов  добычи алмазоносной руды и ее обогащения.

Значит ли это, что иссякла романтика первопроходцев алмазной целины, решены все задачи и получение алмазов сводится теперь к заурядному промышленному процессу? С развертыванием фронта работ возникают новые проблемы и трудности.

По-прежнему отряды геологов штурмуют необозримые пространства заболоченной тайги. Теперь им предстоит разведать кимберлитовые трубки, перекрытые мощными наносами.

В организованном в Мирном филиале Центрального ваучно-исследовательского геологоразведочного института цветных и благородных металлов разрабатываются новые эффективные методы разведки алмазов. Сегодня перед геологами ставится задача: не просто найти ким-берлитовую трубку, а разведать такую трубку, которая содержит большое количество алмазов.

По мере углубления существующих карьеров становится все труднее добывать руду открытым способом. И вот невдалеке от столицы алмазного края создается первый в нашей стране подземный рудник для добычи алмазов. Представьте себе два вертикальных почти километровой глубины шахтных ствола: главный диаметром 6,5 метра и вентиляционный на 1 метр уже.

Мощную преграду установила природа на пути к своим подземным сокровищам: пласты, переслоенные незамерзающими солеными водами, содержащие метан, сероводород и нефть, а под ними многометровые толщи соли.

Для защиты от агрессивных вод надо было создать немыслимый даже в условиях вечной мерзлоты суперхолод — заморозить все водоносные горизонты из сложных рассолов. С этой целью вокруг будущего главного ствола пришлось пробурить на полукилометровую глубину четыре десятка скважин и пустить по ним низкотемпературный хладоноситель — раствор хлористого кальция температурой —40 °С. Двести суток должен циркулировать по трубам хладоноситель, пока не образуется подземный «ледопородный стакан».

Замечательный «ледяной дворец» соорудили якутские алмазодобытчики для царя камней, родившегося в огненно-жидкой магме.

Длинная северная зима почти без всякого перехода сменилась скоротечным зкэйным летом. На пляжах, расположенных на живописных берегах реки Малая Ботуобия, в выходные дни очень оживленно, словно на черноморском курорте. Люди стараются впитать в себя каждый луч солнца короткого полярного лета.

Своеобразна и по-своему прекрасна северная природа. Таежный лиственичный лес хорош и весной своей нежной хвоей, и осенью, когда хвоя приобретает золотистый лимонно-оранжевый оттенок. Величаво текут голубые реки, обрамленные зеленью лиственниц. Багровым зрачком глядит в зеркало темно-синих омутов заходящее солнце.

А какое здесь приволье для охотников и рыболовов! В лесах обилие пернатых — рябчиков, тетеревов, куропаток... Весной уток на водоемах тьма-тьмущая, а зайцев — хоть руками лови. В реках водятся таймени выше человеческого роста, громадные чиры, сиги, а более мелкая рыба тут и не в счет.

А разве можно назвать другое явление природы, сопоставимое по своей неописуемой красоте с северным сиянием! Все это надо увидеть собственными глазами, чтобы понять, почему люди, прибывшие сюда из различных уголков нашей Родины, влюблены в северную природу и остались здесь на всю жизнь.