Камень в национальных украшениях разных народов

 

 

С самых далеких времен излюбленным материалом художественного творчества многих народов нашей страны был цветной и драгоценный камень.

Скромные и непритязательные до обработки, природные камни в умелых руках народных мастеров превращались в подлинные произведения искусства, становились источником живой человеческой радости, источником высокого эстетического наслаждения. И поныне дошедшие до нас работы мастеров прошлого сохраняют свое очарование, свою непреходящую художественную ценность, а опыт их создателей представляет огромный интерес для современных ювелиров.

Наиболее ярко народные представления о камне воплотились в национальных ювелирных украшениях, непосредственно связанных с народным бытом и национальным костюмом. Именно в работе над ними сложились традиционные приемы оформления этого прекрасного материала, в то время как художественное решение предметов камнерезного искусства, которые хотя и были творением рук народных умельцев, но предназначались для роскошных интерьеров столичних дворцов, находилось в русле развития западноевропейского искусства.

Наибольшее распространение камень получил в художественной культуре русских, бурят, татар Поволжья и особенно народов Кавказа и Средней Азии, где он настолько органично вошел в жизнь и быт народа, был так популярен, так близок народу, что на языке некоторых из них слова «глаза» и «драгоценный камень» звучат одинаково.

В народной среде отношение к камню было двойственным: это и стремление к прекрасному, и наивная вера в таинственную власть камня над человеческой судьбой. Такой подход в значительной степени отразился на принципах подбора и сочетания камней в народных украшениях, всегда имевших смысловое значение.

Корни мистических представлений о камнях уходят в глубокую древность. Существуют сведения, что сердолик — камень, и ныне пользующийся большой популярностью у многих народов, — вызывал особенное почитание уже в эпоху бронзы. Древние верили, что яркий оранжевый сердолик близок к солнцу, а потому способен оберегать живое от смертей и болезней.

Наиболее сильны суеверные представления о камне у восточных народов, особенно у народов, исповедовавших ислам. По их понятиям, самыми благоприятными для людей свойствами обладали сердолик, бирюза, кораллы. У мусульман существовало поверье: кто носит в перстне сердолик, тот непрестанно пребывает в благоденствии и радости. Аналогичные свойства приписывали и бирюзе. По древним легендам, кораллам присуща удивительная целебная сила.

Не исключено, что подобные наивные представления о камнях и предопределили столь широкое распространение в ювелирном творчестве Востока бирюзы, кораллов и сердолика. По существовавшим ранее поверьям, магическая сила этих камней, направленность ее действия зависела от способа их ношения. Так, сердолик и бирюза в перстне (т. е. на руке) якобы сулят богатство, а та же бирюза в серьгах и подвесках (в подвешенном виде) укрепляет сердце, устраняет страх, защищает от болезней. Не случайно, в Средней Азии в первые же месяцы после рождения ребенку обязательно надевали серьги и ожерелье с камнями — амулеты, которые должны были защитить его от каких бы то ни было болезней и несчастий. Интересно отметить, что магические свойства, приписываемые камням, распространялись и на цветные стекла — имитации камней, издавна широко используемые в народных украшениях. В то же время камни с включениями или трещинами (как их называли, «нечистые камни»), по народным представлениям, полезными свойствами уже не обладали. Подобные взгляды вызывали взыскательное отношение мастеров к декоративному оформлению стеклянных вставок, столь же внимательное и бережное, как и к оформлению драгоценных камней. В то же время мастера избегали использования камней с включениями. Между тем в официальном, светском искусстве под влиянием периодически вспыхивающей моды камни с включениями применялись довольно широко. Вероятно, по тем же причинам в народных украшениях совсем не встречается крупная бирюза, как известно, не бывающая однородной.

С течением времени смысловая магическая функция камней постепенно забывалась и отмирала. К середине XIX в., т. е. к тому времени, когда у большинства народов полностью сформировались художественные традиции, тот или иной подбор камней в ювелирных изделиях предопределялся лишь традицией и творческой фантазией мастера. В изделиях с камнями все явственнее отражались художественный вкус и самобытность народа, их создавшего.

Каждый из народов внес свою лепту в развитие сложного искусства обработки этого редкого природного материала, выработал собственные приемы художественного оформления камня, создал традиционные типы изделий с камнями.

Ведущее место цветной и драгоценный камень всегда занимал в обширном арсенале выразительных средств ювелирного искусства Средней Азии. Камень широко применялся в украшениях всех среднеазиатских народов, однако наиболее интересные и самобытные приемы его оформления сложились в творчестве узбекских, казахских и туркменских мастеров.

Самый богатый ассортимент камней использовался в узбекских украшениях. Здесь жемчуг и сердолики, перламутр и агаты, разноцветные, чаще пестрые, раковины. Однако предпочтение узбекские мастера отдавали бирюзе, рубину, изумруду и кораллам, так как их излюбленная цветовая гамма строится на сочетании красного, голубого и зеленого, причем она характерна не только для колористики ювелирных изделий, но и для вышивок, керамики, росписи по ганчу. Рубинами и изумрудами украшались изделия, предназначенные для узбекской знати, в народных украшениях их заменяли стеклами красного и зеленого цветов. Мажорное звучание колорита каменных вставок усиливала позолота, применявшаяся практически во всех серебряных вещах. Чрезвычайная пышность узбекских украшений обусловливалась также обилием других элементов декора: филигранных и гравированных узоров, штампованных подвесок, зерни, вставок цветной эмали, чо при этом главная роль в композиционном  построении  изделия  отводилась все-таки  камню.

Многие изделия почти сплошь покрыты камнями (главным образом бирюзой), создававшими сложную орнаментальную композицию, ритмическим акцентом которой служат более крупные вставки красных и зеленых камней. Однако при всей перегруженности вещей камнями и контрастности их цветовых сочетаний композиции узбекских украшений кажутся законченными и уравновешенными благодаря симметричному расположению однородных по  форме и цвету вставок.

Сочетание золота, эмали, звучных по цвету разнообразных камней определило яркую полихромию узбекского ювелирного искусства, отличающую его  от ювелирного творчества других народов.

Эмоциональному строю туркменских украшений, напротив, присущи благородная сдержанность и чувство меры, строгий вкус и в то же время экзотическая красота. Почти все изделия выполнялись из серебра и декорировались вставками сердолика, для усиления цвета нередко подвергавшегося прокаливанию. Крупные плоские или слегка кабошонированные ярко-оранжевые сердолики туркменские мастера помещали в высокие гладкие глухие касты, зрительно увеличивающие размеры камня, и располагали их на большом расстоянии один от другого. Свободное поле между ними покрывали филигранным или гравированным, с последующей позолотой, орнаментом. Его незамысловатый элегантный рисунок, подчеркивая строгий ритм каменных вставок, объединял их в общую орнаментальную композицию.

Другой принцип оформления вставок сердолика прослеживается в украшениях казахских ювелиров. Для декорировки изделий они использовали сетку геометрического узора, выполненного из мелких шариков зерни. Сетка сплошь покрывала матовую, мягко мерцающую поверхность серебра и блестящую плоскость камней — сердоликов. Этот чрезвычайно оригинальный прием оформления камня, характерный для казахского ювелирного искусства, нигде более не встречается.

Цветной и драгоценный камень был одним из главных средств художественной выразительности и в ювелирном творчестве татар Поволжья. Камни вставляли в кольца и серьги, браслеты и ожерелья, нагрудные застежки и бляхи, нашиваемые на камзол, камнями декорировали самое главное украшение праздничного национального костюма — нагрудную перевязь. Ассортимент используемых камней чрезвычайно велик: бирюза, сердолик, аметист, изумруд, золотистый топаз, аквамарин. Реже встречаются в татарских украшениях рубины и жемчуг. Дорогие камни местные мастера нередко заменяли близкими по окраске цветными стеклами.

Сочетания камней в татарских украшениях всегда неожиданны и эффектны: аметисты компонуются с изумрудами, бирюза — с аметистами и топазами, в результате чего в колористической гамме изделий доминируют голубые, фиолетовые и зеленые цвета, создающие почти мистическое ощущение таинственности.

В расположении камней татарские ювелиры находили разнообразные живописные решения. Камни помещали по контуру украшения в виде ленты или отдельными островками — розетками из трех-четырех небольших камней, либо компоновали из них одно крупное пятно в центре изделия, либо просто выкладывали камнями все изделие.

Татарские мастера умело достигали удивительной взаимосвязи формы вставки с общей композицией вещи, ее пластикой и орнаментацией, применяя контурное решение орнамента без объемно-теневой моделировки как наиболее выигрышный фон для камня или тонко используя выразительный эффект контраста между матовой поверхностью сканного узора и блестящей гладью полированного камня.

В ювелирном искусстве татар Поволжья камень как основное выразительное средство большей части ювелирных украшений, в значительной  степени  определяет  и  красочный эмоциональный  строй татарского национального костюма.

Иной подход к подбору и оформлению природного камня наблюдается в национальных украшениях бурят. Им не свойственна перегруженность самоцветами или главенствующая роль камня в композиционном построении вещей, присущие узбекским и татарским изделиям. Тем не менее бурятские украшения также отличаются сочной красочностью и звонким мажорным колоритом,- что достигается сочетанием ярких цветных камней: янтаря, лазурита, малахита и особенно кораллов — самого любимого камня бурят. Кораллы — материал, хорошо сочетающийся по цвету с серебром, несложный в обработке, а потому благодатный для народного мастера. Слегка обработанные кораллы, просверленные как бусины, бурятские ювелиры нашивали на праздничное головное украшение, крепили на спне (штифте) в кольцах, декорировали ими подвески серег и височных украшений. Оживляя колорит изделия, коралловые вставки в серьгах великолепно   сочетались   с   чеканными   и филигранными   узорами.

 

 

 

Крупные яркие камни придавали национальным украшениям бурят особую выразительность, эффектность, что было немаловажно, так как эти украшения надевали в праздники, сопровождавшиеся конными состязаниями на открытом воздухе, где украшения должны были смотреться издали и в движении.

В русских народных ювелирных украшениях широко применялись разнообразные цветные камни. В разные времена предпочтение отдавалось различным камням, но через все века проходит любовь русского народа к жемчугу. Жемчуг носили в виде ожерелий, им украшали ювелирные изделия, расшивали кокошники и венцы. Излюбленное украшение русских женщин — серьги из жемчуга. Интересно отметить: в кольцах жемчуг почти не встречается, что, вероятно, можно объяснить бережным отношением к этому камню — красивому, но хрупкому и неустойчивому по физическим свойствам.

Приемы художественного оформления жемчуга, которыми пользовались русские мастера, отличаются большим разнообразием. Широко применялась техника нанизывания жемчуга на волос. Из таких «нитей» жемчуга составляли конструктивную основу изделия. Серьги, выполненные в этой технике, — либо снизанные в виде сетки из мелкого речного жемчуга, нередко вместе с металлическими бусами, либо объемные в виде плетеных корзиночек, либо состоящие из плоских и объемных элементов.

Формы русских серег, снизанных из жемчуга, чрезвычайно своеобразны и не имеют аналогий в других материалах. Тонкие переливы умело подобранных жемчужин, простой, но изящный рисунок плетения придавали этим изделиям чарующую красоту.

В русских украшениях жемчуг часто использовали в сочетании с цветными камнями. Русские мастера предпочитали гармоничные цветовые композиции: удачно компоновали жемчуг со слегка обработанными гранатами и бирюзой, достигали исключительной изысканности, прибегая к неожиданному сочетанию жемчуга, бирюзы и авантюрина. Как правило, жемчуг просверливали насквозь, как для бус, и крепили на спине, один конец которого расплющивали и декорировали розеткой из зерни. Прием интересный, но ныне, к сожалению, используемый очень редко.

Жемчуг играл активную роль в построении художественного образа изделия. Симметрично замыкая композицию, он определял законченность, уравновешенность и строгую ясность построения, характерные для эмоционального строя русских ювелирных украшений.

Большой популярностью у русских крестьян пользовался янтарь. Из него делали только бусы, причем круглые («нестриженые») ценились выше граненых («стриженых»), и носили их только в праздничные дни. На русском Севере бусы из янтаря — «восковые перлы», следуя древнему обычаю, надевали на невесту в качестве оберега перед венцом.

Широко распространены в русских украшениях и гранаты. Из них выполняли бусы и браслеты, их вставляли в серьги, кольца и броши. Для крепления гранатов чаще всего использовали гризант-ную закрепку, вместе с тем в подвесках серег их иногда крепили на спне, конец которого оформляли жемчугом или литыми металлическими бусинами. В крестьянских украшениях гранаты заменяли стеклами того же цвета. Вообще в народных украшениях вместо дорогих камней — алмазов, изумрудов, рубинов, сапфиров, крупного жемчуга — откровенно использовали дешевые стекла и перламутр, порою равноправно соседствовавшие в одном изделии с «благородными» камнями.

Среди народов Кавказа природный камень наиболее широко и разнообразно использовался в украшениях женщин Дагестана. Наиболее популярными были сердолик, бирюза, гранаты и кораллы. Мастера Дагестана выработали свои специфические приемы оформления камня, умело сочетая вставки из камня с разнообразными приемами обработки драгоценных металлов.

Большой интерес представляет эффектное сочетание камней — сердоликов, кораллов и гранатов с черневым орнаментом. Как правило, в украшениях с чернью камни, закрепленные в высоких зубчатых кастах, образуют композиционный центр изделия.

Заслуживает  внимания  и   другой   прием   в  оформлении   камня, с помощью которого дагестанские ювелиры достигали богатой объемно-пространственной моделировки изделий. Он строился на сочетании разнообразных по форме и цвету камней с шариками зерни разных размеров. Наиболее ярко этот прием проявился в художественном решении браслетов.  Крупные вставки  кабошонированных камней помещали в высокие глухие касты на большом расстоянии один от другого, касты декорировались несколькими рядами зерни, что   зрительно   увеличивало   размеры   вставок.   Поле   между   ними сплошь заполняли камнями меньших размеров, также окруженными зернью,  а замыкал композицию поясок зерни по краям  браслета. При кажущейся случайности объединения в одном изделии разных по  цвету  и  форме  камней  их  композиция  четко   организована  и основным ритмическим акцентом ее являются симметрично расположенные вставки из камней.

В филигранных вещах ювелиры Дагестана располагали камни по-другому. Используя один-два вида камней, преимущественно круглые вставки мелкой бирюзы, они вплетали их в общий орнаментальный узор, подчеркивая рисунок филигранных розеток.

Оригинальные приемы художественного оформления камня выработали армянские ювелиры. Наиболее любопытно расположение камней в кольцах с плоскими щитками — изделиях, своеобразных по форме, отличающихся изысканностью декоративного решения, изяществом ювелирной работы. В филигранных кольцах этого типа мелкий жемчуг и другие цветные камни как бы растворяются в металлическом кружеве. В литых вещах разнообразные по цвету и форме   камни   составляют   своеобразную   мозаичную композицию.

При всей самобытности приемов художественного оформления цветного и драгоценного камня ювелирному творчеству всех народов присущи некоторые общие черты. Прежде всего они проявляются в близком у всех народов понимании главных достоинств камня. Если в западно-европейском искусстве XIX в. камни ценятся прежде всего за их игру, прозрачность, величину, редкость и т. п., то для народного мастера самое главное — цвет камня. Вот почему при обработке камня мастер стремился наиболее полно выявить именно его окраску. Как правило, мастера прибегали только к простой огранке и легкой полировке, придавая вставкам лишь более или менее правильную форму.

Черты общности проявляются и в удивительной устойчивости ассортимента камней, используемых в национальных украшениях, традиционности их цветовых сочетаний, не подвластных ни моде, ни смене стилей. Вместе с тем народные мастера, не нарушая строгих канонов и не выходя за рамки традиций, удивительным образом находили пути для проявления творческой фантазии и индивидуальности и создали поразительное множество приемов декоративного оформления цветного и драгоценного камня, представляющих и ныне большую художественную ценность.

Ювелирные украшения национального костюма народов СССР — одна из ярких страниц истории ювелирного искусства нашей страны. Тесно связанные с материальной и духовной жизнью народа, они воплотили в себе его эстетические и социальные воззрения и особенности национального художественного мастерства. Все это предопределило их самобытный образный строй, многообразие форм и приемов декорировки. Каждый народ внес свой вклад в развитие ювелирного искусства, обогатил его элементами своей национальной культуры. В традиционных украшениях нашли отражение представления народов о прекрасном, своеобразие их верований, бытового уклада, общественных отношений.

Работы мастеров прошлого и поныне сохраняют свое очарование и представляют богатый арсенал самобытных художественных образов, форм и технологических приемов. Они служат источником вдохновения для творчества современных художников и во многом определяют одно из направлений дизайна советского ювелирного искусства.

 

И.В.Шаталова