Ювелирные украшения в прошлом

 

 

 

 

Подробное описание драгоценных камней и размышления о моде (!) на них находим мы в «Естественной истории» Плиния Старшего, жившего в I в. н. э., в трудах историков Геродота и Страбона.

Слава искусных ювелиров долгое время принадлежала финикиянам, которые заимствовали свое искусство у египтян и вавилонян. В древности в отношении к ювелирным украшениям доминировало, пожалуй, не столько эстетическое чувство, сколько религиозный мотив: украшения служили прежде всего для защиты от всяких чар. По господствовавшим в библейские времена законам нравственности и морали ношение различного рода украшений не только не возбранялось, а, напротив, приветствовалось. Считалось, что народ не должен отказываться от того, что украшает жизнь и делает ее более насыщенной. Библейские народы более чем благосклонно относились к украшениям, считая их необходимой принадлежностью женской одежды, особенно в праздничные дни, а мужчины должны были заботиться о снабжении ими своих жен.

Главным украшением женщин были серьги из золота, серебра, слоновой кости, часто с драгоценными камнями. Иногда их украшали жемчугом, смарагдами и гиацинтами. Девушки до получения серег в подарок от жениха носили в ушах цветные шерстяные полоски и даже кусочки дерева.

Image 

На шее наряду со сплошными золотыми и серебряными цепочками носили ожерелья из звеньев. Одновременно с ожерельями надевали флакончики с духами, медальоны в форме полулуния и солнца и различные амулеты. Украшения представляли собой, как правило, соединенные   между   собой   золотые   шарики.   Кроме   того,   носили шнурки с металлическими дощечками, золотыми шариками, кораллами и жемчугом. В набор женских украшений входили кольца (без печатей),  головные повязки,  зеркальце из  полированного металла, сумки и драгоценные пояса. Причем даже женщины из бедного сословия не обходились без украшений из меди, жести, бронзы и стекла. Особенно развито было в то время искусство гравировки. Кольца выделывали в основном из металла, иногда из сандалового дерева, девочки носили кольца из сукна. Знатные, богатые женщины носили на голове золотой венок. Популярны были и ожерелья: на шерстяную ленту нанизывались шарики и пуговки из кораллов, жемчуга, драгоценных камней и стекла.

В священных древнеиндийских книгах «Веды» упоминаются многие драгоценные камни. По преданиям, капли крови борющихся в небе богов, падая на песок по берегам священного Ганга, превращались в рубины и гранаты.

Драгоценные алмазы образуются, как считали древние индусы, из «пяти начал природы»: земли, воды, неба, воздуха и энергии. Алмазы в Индии, как и население, подразделялись на четыре класса-касты: брахманы — чистые, бесцветные кристаллы; кшатрии — камни, окрашенные в красноватые тона; войшье — кристаллы зеленоватого цвета; шудры — серые кристаллы. В Древней Индии особо ценили камни красного цвета, на Среднем Востоке — синие, а в Древнем Египте — зеленые. Скорее всего это связано с наличием в этих странах месторождений драгоценных камней именно этих цветов.

В VII в. до н. э. в Древней Греции зародилось искусство глиптики — резьбы на драгоценных и полудрагоценных камнях.  Материалом для изготовления гемм — драгоценных или полудрагоценных камней с углубленными (инталии) или выпуклыми (камеи) изображениями, первоначально служили халцедон, яшма, горный хрусталь. празем. Из них вырезали фигурки животных, богов, людей. Особее развитие этот вид античного искусства получил в IV в. до н. э., когда стали применять многослойные цветные камни — сардониксы, агаты, а также более твердые камни — изумруд, аквамарин и др. Античные мастера вырезали на камне сцены из мифологии, изображения богов и мифических героев, портреты правителей, победителей Олимпийских игр и т. д. Выбор камня подчинялся сюжету. Так, траурные геммы изготавливали из черных камней, на которых часто вырезали Прозерпину — богиню плодородия и подземного царства, похищенную богом мира умерших Аидом; свадебные геммы делали из сердолика, часто с изображением Амура — бога любви и Психеи, олицетворяющей человеческую душу. Морские сюжеты, фигурки Нептуна и Тритона — сына Посейдона и владычицы морей Амфитриты вырезали на аквамарине, бога виноградарства и виноделия Диониса (Бахуса) — на   аметисте,   который   якобы   предохранял   от   опьянения. Юристы и судьи носили геммы из кроваво-красной яшмы.

В Государственном Эрмитаже хранится уникальная коллекция античных гемм: «Геракл и Гидра», «Упражнение на коне», «Атлет с гантелями», «Атлет с оружием».

Прекрасны вырезанные на сердолике геммы с изображением Зевса в образе лебедя и Леды, богини победы Ники на колеснице, Психеи и Эрота.

Всемирную известность приобрела вырезанная египетскими мастерами на трехслойном агате, или, как его называли древние, арабском сардониксе, «Камея Гонзага» (III в. до н.э.), на которой изображен парный портрет обожествленных египетского царя Птолемея II и его жены Арсинои II. Высота камеи около 16 см, ширина — около 11,8 см.

Эта гемма была подарена императору Александру I первой женой Наполеона I Жозефиной Богарнэ в 1814 г. В настоящее время камея находится в Эрмитаже.

Из Древней Греции искусство резьбы по камню перешло в Древний Рим, где оно получило новое развитие — этрусско-италийское, для которого характерен пышный, помпезный стиль. Многие музеи мира бережно хранят в своих коллекциях бесценные творения древних мастеров резьбы по камню.

На территории нашей страны самые древние ювелирные изделия с драгоценными камнями найдены в Грузии (Триалети, нач. II тысячелетия  до   н.э.), Армении  и  Азербайджане. Обнаружены разнообразные украшения — браслеты, перстни, серьги, ожерелья с сердоликом, агатом, бирюзой и лазуритом. На побережье Черного моря, там, где с V в. находились греческие города-колонии, также найдено большое число украшений с горным хрусталем, аметистом, халцедоном и другими камнями. В период с I в. до н. э. и по I в. н. э. на территории нынешней Белоруссии, в Полесье, у древних славянских племен уже появились украшения из камней. Так, при раскопке захоронения у с. Велемичи обнаружено ожерелье из синих и зеленых камней.

Если манера исполнения, сюжеты и выбор камней для украшений, найденных на юге европейской части СССР, свидетельствуют о сильном влиянии культуры Древней Греции, то для других ее регионов характерно влияние культуры Средней Азии — Ирана, Хорезма, государств Кавказа. Например, при раскопках захоронений в районах Прикамья (V—VIII вв.) найдены многочисленные украшения — бусы, ожерелья и браслеты из горного хрусталя, празема, а также бирюзы и лазурита — излюбленных камней Древнего Востока.

Обработка цветных драгоценных камней в древние времена была несложной. Как правило, она ограничивалась обкалыванием камня и его шлифовкой. В раннем средневековье обработка ювелирных камней усложнилась: камень вначале шлифовали на плите из мелкозернистого песчаника, а затем полировали на свинцовой плите с кирпичной мукой или толченым мелким горным хрусталем. Причем стали получать не только гладкие, но и выпуклые камни с блестящей поверхностью, похожие на современные кабошоны. Обработанными таким  образом камнями украшали чаши и  кубки,  оружие, сбрую, церковную утварь и одежду. Чаще всего в ювелирных изделиях XII— XIII вв. использовали аметист, горный хрусталь, сердолик, изумруд, сапфир, бирюзу. Так, в Государственном Эрмитаже хранятся релик-варии, распятия, складени и другие изделия из Франции и Германии этого периода, которые отделаны названными драгоценными камнями.

К XIV—XV вв. в Западной Европе уровень культуры и техники обработки цветного камня значительно возрос. В 1327 г. в Брейсгау начали работать «шлифовальные мельницы» с водяным или ручным приводом, в 1350 г. такая же мельница была построена в Праге, в 1385 г. — в Нюрнберге, а затем в Идар-Оберштейне — и ныне знаменитом своей биржей по торговле драгоценными камнями. В начале XV в. немецкие мастера появились в Париже, где в 1456 г., видимо, впервые начали  обрабатывать алмаз  алмазным порошком.

В эпоху Возрождения развитие ювелирного искусства получило новый мощный импульс. Так, искусство глиптики в Италии возродил Иоанн Бернарди (1555 г.). В это же время жил и работал знаменитый скульптор, художник-ювелир, писатель Бенвенуто Челлини, создавший великолепные образцы изделий из золота, эмали и драгоценных камней. Его работы хранятся в музеях Вены, Парижа и других городов мира. По рисункам известных итальянских живописцев Челлини создал уникальные ювелирные изделия — перстни, браслеты, застежки, пояса с изображением многофигурных сцен. В Милане изготовляют покрытые резьбой сосуды из хрусталя и других цветных камней, великолепные столешницы из различных цветных камней (жадеита, лазурита, малахита, аметиста, яшмы, агата и др.), многие из которых находятся ныне в Эрмитаже. Цветными камнями украшали оружие. Для этого использовали лазурит, сердолик, яшму, бирюзу, гранат, агат и др.

Развивается ювелирное дело и в Германии. В Нюрнберге, Аугс-бурге и других городах по рисункам крупнейших художников начала XVI в. Дюрера, Гольбейна Младшего и других создают уникальные ювелирные изделия. Великолепным резчиком по камню считался Лука Килиан, которого называли немецким Пирготелем.

В ряде стран появляются первые кабинеты минералогии.

В эпоху Возрождения резные изделия из кварца и его разновидностей становятся предметом коллекционирования. Кстати, одним из первых крупных коллекционеров античных гемм считался знаменитый поэт Италии Петрарка.

В XVII—XVIII вв. в Западной Европе цветные драгоценные камни стали использовать при изготовлении настольных украшений — шкатулок, статуэток, письменных приборов, часов и т. п. В Эрмитаже хранятся настольные украшения французских ювелиров XVII— XVIII вв., усыпанные рубинами, сапфирами, бриллиантами, изумрудами, бирюзой, гранатами, горным хрусталем и халцедоном.

Огромные ценности сосредоточивались в сокровищницах владык Востока. В Китае, например, был построен летний дворец Богдыхана, в котором хранились драгоценности, накопленные за многие столетия. Среди них — макет дворца из золота длиной около 5 м и шириной 3,6 м с деревьями, листьями и цветами из изумрудон, алмазов и рубинов.

Несметными богатствами обладали правители Индии — Великие Моголы. Среди принадлежащих им сокровищ были пять тронов, выполненных из золота и украшенных алмазами массой до 300 кари каждый, жемчужинами до 50 карат и другими драгоценными камнями. Каждый трон имел свое название — алмазный, изумрудный, рубиновый, сапфировый и павлиний.

В Древней Руси первые сведения о камнях встречаются в «Изборнике Святослава» (1073 г.). В нем даны описания некоторых свойств камня — цвета, твердости, цены, возможности использования н медицине. Как правило, последнее свойство нередко связывалось с различными суевериями.

Самоцветы издревле были неотъемлемой частью парадных костюмов, церковных облачений, убранства дворцов. Благодаря своей редкости и ценности самоцветы стали прочным символом богатства, силы, власти. Множество редких самоцветов и поделочных камней хранили сокровищницы русских царей. Ими украшали военные доспехи, одежду (застежки, пуговицы) и утварь. Появились символы самодержавной власти — царский жезл, корона, скипетр, украшенные особо дорогими самоцветами — алмазами, рубинами, изумрудами, жемчугом, бирюзой и др. В X—XVI вв. в ювелирном деле использовались янтарь, светлый аметист, с Кандалакшского залива привозили розовый речной жемчуг, из Закавказья — обсидиан, гагат, мраморный оникс и бирюзу, из Средней Азии — лал и лазурит. В обиходе князей и бояр появились перстни с различными камнями, шейные и наплечные украшения.

 

 

 

 

Древние русские мастера обычно использовали самоцветы в скан-ном узоре. На изделиях, относящихся к XI в., встречаются жемчуг, горный хрусталь, янтарь, сердолик. Камень отполировывали сверху, придавая ему, чтобы ярче выделялся цвет минерала, правильную плавную округлую форму, затем заключали в разнообразные оправы.

С большим художественным вкусом использовался камень в ювелирных украшениях XII—XIII вв. Так, близкие по тону самоцветы — аметисты и альмандины — помещали в нарядные оправы с ажурной боковой стенкой. Такие изделия — бармы (драгоценные оплечья, надевавшиеся поверх парадных одежд во время коронации и торжественных выходов) и колты (полые золотые или серебряные подвески к женскому головному убору) — были найдены на месте старой Рязани — древнего русского города, разоренного Батыем в 1237 г. В колтах использованы более яркие и крупные камни. Среди аметистов, альмандинов и сапфиров по краю узора размещены изумруды. Пространство между камнями заполнено узорами, выполненными сканью, или филигранью. Это основной прием ювелирной техники XII—XV вв.

Интересный клад был найден в 1967 г. в Крыму, вблизи г. Симферополя. Здесь были обнаружены золотые и серебряные монеты и изделия, украшения с вставками из различных самоцветов и жемчуга, бусы из сердолика. Среди мужских и женских украшений выделялся изысканный женский головной убор, состоящий из 19 фигурных золотых изделий с жемчугом, шпинелью, бирюзой и другими самоцветами. Фигурные футляры и поясные наборы, в которых ажурный золотой орнамент сочетается с сердоликом, украшены яшмой, бирюзой. Весьма эффектна и золотая цепь из медальонов с самоцветами. (Клад хранится в Государственном Историческом музее в Москве.)

В Древней Руси добывали вначале лишь розовый жемчуг, позднее — янтарь, светлый аметист и ряд мягких пород камня. Самоцветы привозили греческие и бухарские купцы из Византии, Средней Азии, Китая или из западных стран, куда их в свою очередь также доставляли купцы и мореплаватели. Древнейшими центрами добычи самоцветов были Индия, Бирма, о. Цейлон (сейчас Шри-Ланка). Отсюда попадали на Русь красные рубины из Сиама (ныне Таиланда) и провинции Пегу (Бирма), вишнево-красные гранаты, розово-красные турмалины и бурые сердолики из Индии, которая в то врем я являлась и единственным поставщиком алмазов. Уже в XIII в. на о. Цейлон добывали рубины, гранаты, аметисты, топазы, василькового цвета сапфиры. Из Персии привозили бирюзу, из Египта и с Аравийского полуострова — изумруды. Вплоть до XVII в. в ювелирных изделиях русских мастеров использовались привозные самоцветы.

В XV—XVII вв. ювелирное дело на Руси особенно широко раз-иорачивается в Москве, занимая   среди   прочих   ремесел одно из первых мест. К этому времени ювелирное дело приобретает характер художественного ремесла и разбивается на несколько отраслей как по материалу, так и по назначению изделий. Развитие военного дела и охоты вызвало к жизни чеканное дело. В основном это отделка щитов, шлемов, седел, уздечек и всей конной амуниции. Кроме того, чеканка играет большую роль при изготовлении посуды, оружия, пуговиц, цепей, ларцов для хранения драгоценностей, печатей, кованых сундуков и т. д., а также серег, перстней, ожерелий, запястий, гребней, поясов. Самостоятельной ювелирной областью, едва ли не самой замечательной в истории русского художественного ремесла, признается эмаль, или финифть. Производство это иноземного происхождения, но успешно привившееся на русской почве. Широкое распространение имело также литье из драгоценных металлов и бронзы, особенно церковных колоколов.

Однако постепенно ювелирное дело в России приходит в упадок, приобретя характер чисто кустарного производства.

А ведь русские изделия того времени, по мнению иностранных специалистов, нисколько не уступают первоклассным французским эмалям и ювелирным изделиям. Особенно высоким качеством отличались изделия киевских мастеров.

Основными ювелирными украшениями допетровской Руси были кольца и перстни, мода на которые пришла из глубины веков. В XIV—XV вв. кольцо с дорогим камнем, который был укреплен в гнезде лапками, сходными с лапками жука, называли жиковиной. Этот способ крепления описывался так: «Гнездо с алмазом в нохтях», или «Яхонт синь к верху острова в нохтях».

Ушные серьги всегда считались одним из любимых украшений у древних славян, хазаров, финнов, норманов и других народов. Святослав, сын Игоря, по утверждению византийского писателя Льва Диакона, описавшего походы князя на Балканы, носил в одном ухе золотую серьгу, украшенную двумя жемчужинами и рубином.

В XII—XVII вв. на Руси существовало много видов серег: бубенчики (бусы дутые), коточки (бусы литые), лапки, колты (колодкою), запоны (запоном называлась бляшка в виде репья, в центре которой ставился дорогой крупный камень, а вокруг него несколько мелких камней или несколько искор), орлички, или орлики, называемые так по фигурам орлов, которые служили привесками. Обычно длина серег была не менее двух дюймов, но были серьги и намного длиннее.

В XV—XVI вв. носили и браслеты, называвшиеся «зарукавьями», «запястьями», «обручами». В прямом смысле «запястья» — обшлага царских становых кафтанов, украшенные самоцветами. Словом «монисто» называли ожерелья из бус, жемчуга, бечеты (гранатов) и т. п.

Мода на эти ювелирные украшения сохранилась и до наших дней. С годами менялись только материал, способ его обработки и форма изделий. В XII—XV вв. в украшениях преобладали зеленовато-голубая бирюза, синие сапфиры, густо-сиреневые аметисты, зеленые изумруды, темно-красные альмандины, горный хрусталь и халцедон.

Большой популярностью в XV—XVI вв. пользовались на Руси драгоценные камни. Иван III (1440—1505 гг.) разрешил свободную торговлю драгоценностями иностранным купцам. Русский общественный деятель 40-х годов XIX в., историк Д. А. Валуев писал, что за время своего правления Иван III «усугубил сокровища... приумножил пышность двора своего». Огромные богатства собрал Иван Грозный (1530— 1584 гг.). В его сокровищнице имелось множество изделий из бирюзы, кораллов, рубинов, сапфиров, изумрудов и других драгоценных камней. В честь покорения Казани в 1552 г. по приказу Ивана Грозного была изготовлена для последнего казанского царя Симеона «Шапка царства Казанского».   В  Оружейной  палате  Московского Кремля хранится также «Шапка астраханская», украшенная изумрудами, рубинами, бирюзой, жемчугом, гранатами и другими драгоценными камнями. Богато украшались самоцветами и такие изделия, как трон, кресла для царя и его окружения, оружие. Искусно изготавливали из различных камней в сочетании с золотом и серебром кубки, чарки.

Характерно использование самоцветов (рубинов, сапфиров и др.) н окладах икон и евангелий. Примером может служить выполненный по велению Ивана Грозного в 1571  г. для Благовещенского собора Московского Кремля оклад евангелия, где густо-синие сапфиры, золотистые топазы, темно-вишневые с беловатыми включениями турмалины тонко гармонируют по цвету с эмалью и золотом. Сглаженность и округлость камней прекрасно сочетаются с формой медальонов и плавным изгибом лент, которые оплетают самоцветы, создают единую орнаментальную композицию.

В конце XVI — начале XVII в. художественное оформление окладов икон отличается большой пышностью. Так, в рублевской иконе «Троица», подаренной Борисом Годуновым Троице-Сергиевой лавре, крупные и многочисленные камни доминируют над чеканным узором. Широко известна причудливо украшенная икона «Владимирской богоматери» (1154 г.), хранящаяся в Москве. В алтаре Успенского собора в Москве хранятся два корсунских креста (1000 г.): один из горного хрусталя, а другой из серебра с драгоценными камнями. В золотое кадило Архангельского собора (1509 г.) «вставлены изумруды и яхонты — граненые и неграненые». В ювелирных изделиях мастеров XVI в. преобладал растительный орнамент, самоцветы в них обрамляли чеканными, чернеными или цветными эмалевыми лепестками.

В XVІІ в. создаются разнообразные сосуды, на которых техникой черни или резьбы исполнены сложные сюжетные композиции с использованием ярких самоцветов — красных, зеленых, синих. Среди таких изделий особенно выделяется большой наряд, состоящий из венца, скипетра, державы и саадачного прибора (футляра для лука и колчана для стрел), который принадлежал царю Михаилу Романову. Изготовлен наряд в 1627—1628 гг. группой московских мастеров. Золотой венец украшен типично русскими теремками с драгоценными камнями — изумрудами, сапфирами, гранатами, жемчугом и др., на вершине — крупный изумруд. Держава представляет собой большой, обильно усыпанный синими, красными и зелеными драгоценными камнями золотой шар с высоким крестом. Скипетр покрыт тончайшей резьбой, эмалью и отделан цветными камнями, среди которых наиболее примечательны изумруд и две большие жемчужины.

В конце XIV в. русскими мастерами было изготовлено несколько уникальных регалий — «Шапка Мономаха второго наряда», две «Алмазные шапки», новая держава, скипетр, посох, бармы и другие изделия, хранящиеся ныне в Оружейной палате.

Уникальным произведением, вершиной ювелирного искусства является «Шапка Мономаха», символ царской власти, по преданию принадлежавшая Владимиру Мономаху. Шапка, представляющая собой золотой филигранный остроконечный головной убор среднеазиатской работы с собольей опушкой, богато отделана жемчугом, рубинами, изумрудами и сапфирами, а навершие украшено крестом с крупными жемчужинами и изумрудами. «Шапкою Мономаха» венчали на царство всех русских великих князей и царей.

Среди экспонатов Оружейной палаты Московского Кремля немалый интерес представляют скипетр польского короля, вырезанный из аквамарина, яблоко великодержавное, украшенное алмазами, изумрудами, красными и синими яхонтами, «крест Мономахов», отделанный рубинами, жемчугом, алмазами и изумрудами, государственный щит России с бляхами из горного хрусталя, с изумрудами и рубинами и, конечно, старинное оружие (булавы XV в. со шпинелью, бирюзой и яхонтами; боевые топоры с яхонтами и бирюзой; усыпанные самоцветами греческие сабли; футляры для луков, колчаны для стрел и др.). Здесь же представлена посуда из драгоценных металлов, украшенная драгоценными камнями.

С развитием в XVII в. художественных мастерских в Московском Кремле и выделением палат, в том числе алмазной, произошло объединение мастеров, занимающихся обработкой и закреплением самоцветов. С этого времени в ювелирных изделиях значительную роль играют цветовые сочетания эмали и ярких самоцветов (рубинов, сапфиров и изумрудов). Самоцветы в форме кабошонов украшают многочисленные евангелия, чаши, потиры. Правда, уже в это время появляются и сверкающие ограненные камни.

Открытие богатейших залежей самоцветов в Сибири и на Урале шаменует новую эру их использования в России. Объявление Петром «горной свободы», появление Приказа горных дел, открытие новых «водов, строительство Петербурга — все это положило начало созданию в России камнеобрабатывающей промышленности. В 1725 г. в Петергофе была заложена алмазная мельница для распиловки и огранки камней. Вторым местом для гранильной фабрики был выбран Урал (Екатеринбургская гранильная фабрика), а третьим — Алтай (Колыванская шлифовальная фабрика). Эти фабрики и стали в то нремя центрами русской камнерезной промышленности.

В середине XVII в. в Москву были привезены первые алмазы. Их появление среди знати было встречено с большим интересом. Царь, Алексей Михайлович, готовясь к приему послов, надевал на пальцы сразу по нескольку золотых перстней с алмазами.

В конце XVI в. серьги в России были неотъемлемой частью русского костюма. Без серег из серебра или из другого металла и без креста на шее нельзя было увидеть ни одной русской женщины. Ювелирные изделия в XVI—XVII вв. становятся меньше по размеру, легче и изящнее — вещи как бы приблизились к человеку. С уменьшением массы и размера серег уже в XVI в. их стали носить продетыми в мочку уха. До того времени различные височные кольца, колты и подобные предметы женского наряда носили на ленте, закрепленной у головного убора, или вплетали в волосы.

В эпоху Петра I, которая явилась переломным этапом в жизни России, развитие ювелирного дела по причине экономии и критического отношения царя к роскоши несколько сдерживалось. Кроме того, в соответствии с указами Петра (1700 г.) в обиход был введен новый тип городской одежды, что предопределило изменение характера русских ювелирных украшений.

Если раньше одежда русского человека оставалась неизменной в течение нескольких столетий, то теперь перемены стали происходить намного чаще. Впервые в XVIII в. возникло такое явление, как мода. Правда, модные наряды были привилегией высшей знати, которая приобретала их за границей. Вместе с платьем часто выписывали и дополняющие его необходимые мелочи. Но со временем, подражая придворным дамам и кавалерам, все большее число людей начинает с пристрастием следить за модой, а в конце XVIII в. и провинциальные дворянки, и даже служанки стараются наряжаться в модные одежды.

Европейские костюмы, в большом количестве завозимые в Россию, требовали и новых украшений, к чему старый русский ремесленник не был готов. Вот почему Петр I решает пригласить в страну иностранных мастеров. Так ювелирное мастерство в России вступило на новый путь.

 

 

 

 

 

К середине XVIII столетия ювелирное искусство, обслуживающее столичную знать, приобретает тонкость, изящество и техническое совершенство. Приближается пора расцвета ювелирного дела в России.

Преемники Петра и русское дворянство, стремясь во всем подражать Европе и заботясь о представительности, уделяли огромное влияние предметам роскоши и украшениям. Ювелир Иеремия Позье, проживший при дворе русских царей более 30 лет, так описывал царившую там роскошь: «Наряды дам очень богаты, равно как и золотые вещи их, бриллиантов придворные дамы надевают изумительное множество. На дамах сравнительно низшего звания бывает бриллиантов на 10—12 тыс. руб. Они даже в частной жизни никогда не выезжают не увешанные драгоценными уборами... Корона императрицы Елизаветы, стоящая чрезвычайно дорого, состоит так же, как и все ее уборы, из самоцветных камней: из рубинов, из сапфиров, из изумрудов. Все эти камни ни с чем не сравнятся по своей величине и красоте...»

А для императрицы Анны Иоанновны в 1730 г. была изготовлена корона с 2536 бриллиантами и более чем 20 крупными цветными драгоценными камнями. Вершину короны украшали крупный турмалин и крест с бриллиантами.

Академик А. Е. Ферсман называл екатерининское время «веком моды на бриллианты и ювелирные камни». Интерес к цветному камню в это время приобрел невиданные масштабы. Увлечение минералогией стало, по выражению А. Е. Ферсмана, «модной наукой и всеобщей болезнью». Сама Екатерина II очень любила драгоценности и щедро раздаривала их своим фаворитам — Румянцеву, Орлову, Потемкину, Зубову.

В то время в Петербурге на Миллионной улице жили лучшие мастера-ювелиры (Иеремия Позье, Людовик Дюваль и др.), многие из которых выполняли заказы царского двора. В моду вошли изделия с бриллиантами — серьги, пряжки для башмаков, поясов, пуговицы и запонки, браслеты, банты, букеты цветов, табакерки и гребни (некоторые из этих изделий экспонируются на выставке Алмазного фонда СССР). В украшениях все подчинялось камню: даже золото служит лишь его основой, оправой.

Богатые украшения со множеством бриллиантов и самоцветов, принадлежавшие высшей российской знати, сочетались с такими дорогими тканями, как парча, атлас, шелк, с золотым и серебряным кружевом, а также с воздушными газом, тюлем, кисеей.

Необыкновенным мастерством отличались работы великолепного мастера-бриллиантщика Иеремии Позье, швейцарца по происхождению. Вершина творчества этого мастера — Большая императорская корона, сделанная им для Екатерины II. При вступлении на престол Екатерина приказала Позье «разломать все, что окажется не в современном вкусе, и употребить на новую корону». Для короны Позье использовал лучшие из камней, которые он нашел у царицы. Почти пять тысяч бриллиантов собраны здесь. Металл незаметен. Казалось, что камни парят в воздухе, радужно переливаясь. Их обилие сдерживалось двумя рядами больших жемчужин. Венчала корону крупная шпинель. Весила корона 5 фунтов. За свою работу мастер получил 50 тыс. рублей.

В этой  короне  Екатерина  не  раз  изображалась на портретах.

Ответом на моду на бриллианты в высшем российском обществе (дв и не только в России) было создание тульскими мастерами, не имеющими в своем распоряжении граненых алмазов, изделий из стали, так называемых «стальных бриллиантов» — марказитов, которые представляли собой граненые бусины из стали с тщательно отполированной поверхностью.

С конца XVIII в. в России развивается камнеобрабатывающий промысел. На Урале начали гранить бериллы, изумруды, топазы, горный хрусталь, полировать яшму, малахит и другие породы и минералы. На Алтае и в Забайкалье из цветных камней изготавливали вазы, столешницы и торшеры, получившие всемирную известность.

В XIX в. камнеобрабатывающее искусство в России достигло весьма высокого уровня. Всему миру известны великолепные дворцы Петербурга (Зимний, Строгановский, Мраморный), Царского села, Петергофа и Павловска, а также соборы — Исаакиевский, Петра и Павла и др., в облицовке которых были использованы разнообразные мраморы, яшма, кварциты, малахит, лазурит, родонит и другие цветные камни России. Прекрасен Малахитовый зал Зимнего дворца. Изделия русских мастеров из малахита хранятся в Лувре. Посетителей I Всемирной выставки в Лондоне (1851 г.) буквально поразили своей красотой и яшмовые вазы, и прекрасная диадема, украшенная тремя тысячами драгоценных камней, и коллекция уральских самоцветов графа Демидова, и рубины графини Воронцовой-Дашковой. Многие изделия из уральских и сибирских камней получили при зы этой выставки. Несколько позже, характеризуя развитие русского камнерезного искусства, знаменитый русский критик В. Стасов на пишет:  «Произведения из  камня,  перед которыми ничтожно даже стали цениться аквамарины, топазы, агаты, ониксы. Из них делали браслеты, цепи, диадемы, гребни и колье. Камеи, гребни, серьги, браслеты — вот изделия из кораллов, снова вошедших в моду в 20-х Годах XIX в. Одновременно появляются броши из драгоценных камней с миниатюрными портретами.

Продолжала развиваться техника эмали, завоевавшая популярность в XVIII в. Ее применяли при изготовлении различных предметов туалета, а также в оформлении медальонов, браслетов, колец. В живописной эмали это были портретные изображения на серебряных кольцах. В медальонах и перстнях прозрачный слой эмали прокладывался по гравированному фону золота, что создавало дополнительный эффект игры света и цвета. На фоне эмали нередко закрепляли один камень или группу мелких бриллиантов.

Image 

Открытие в 1870 г. южно-африканских месторождений алмазов окончательно закрепило за ним первенствующее положение на мировом рынке. Новым излюбленным способом оправы стало укрепление  мелких  камней   в  виде  колосьев  пшеницы. Такие «эгреты» (пучки) широко применялись в середине XIX в. для украшения причесок и корсажей. Иногда они сочетались с букетами полевых цветов, сделанными из окрашенного золота или эмали.

Возросшее мастерство ювелиров и страсть к виртуозным по своему исполнению изделиям проявлялись в применении разных техник и материалов. Примером этого могут служить миниатюрные мозаичные изображения, мода на которые пришла из Италии (флорентийская мозаика). Набранные из мельчайших кусочков смальты, круглые, овальные или квадратные миниатюры составляли декоративные узлы ожерелья, вставлялись в щитки колец, служили основой броши. Сюжеты мозаик были различны: архитектурные памятники, птицы и бабочки на ветке с цветами, букет цветов. Так же как и камеи, мозаики дополнялись металлической оправой.

На развитие ювелирного дела в XIX в. оказывает влияние множество факторов — от крупных общественно значимых событий, происходящих в стране и за ее пределами, до организации самого ювелирного производства.  Усиление  в жизни русского  государства роли отдельных сословий (купечества, мелких промышленников, интеллигенции) привело к заметному разнообразию вкусов, потребностей. Так, если дворянство по-прежнему руководствовалось европейской модой, то другие слои воспринимали только часть заграничных нововведений. В крестьянском костюме, например, сохранялись национальные традиции.

Начиная с 40-х годов и до конца XIX в. среди украшений значительное место занимали медальоны, броши. Однако появились и новые виды украшений. Их принесла мода романтического направления, которая ориентировалась на Восток. Так, распространились фероньерки — цепочки украшений, спускавшиеся на лоб. Стали модными кораллы и бирюза.

В технических приемах, которыми располагали ювелиры в первой половине XIX в., представлены литье, гравировка, чернение и т. д. Разнообразны и материалы, используемые в ювелирном искусстве. Многочисленность и разнообразие ювелирных украшений того времени свидетельствуют о том, насколько широко было развито их производство.

Во второй половине XIX в. среди ювелирных фирм России выделилась фирма, которой руководил Карл Фаберже. Она была основана I 1842 г. в Петербурге. По рисункам и образцам Фаберже работали крупные мастерские знаменитых ювелиров того времени — Перхина, Хольмстрема, Коллина, Раппопорта.

В изделиях фирмы Фаберже использовались нефрит, родонит, яшма, горный хрусталь, розовый и белый кварцы, лазурит. В начале XX в. в мастерских Фаберже было освоено изготовление различных настольных украшений, пасхальных яиц, миниатюрных скульптур людей, животных, а также каменных цветов, которые по праву пользовались большим спросом и ценились очень высоко. Мастера этой фирмы открыто брали за основу классические принципы. На Всемирной выставке в Париже в 1900 г. русские художественные изделия из камня имели огромный успех. После выставки фирма Фаберже открыла свое отделение в Лондоне, которое обслуживало Англию, Францию, США, Индию и Сиам. Репутация фирмы была настолько высока, а ее изделия пользовались таким огромным спросом, что фирма могла позволить себе напечатать следующее объявление в каталоге-проспекте: «Если наше изделие не продается в течение года, оно идет на переплавку».

Конец XIX в. ознаменовался открытием синтеза драгоценных камней группы корунда. С 1902 г. из мастерской французского химика М. А. Вернейля на мировой рынок стали поступать синтетические рубины, а чуть позже — сапфиры и шпинель. Синтетические камни очень быстро нашли широкое применение в различных отраслях промышленности, и особенно в ювелирной: с появлением синтеза драгоценных камней развитие ювелирного производства получило новый толчок.

Существенное место в русском ювелирном искусстве на исходе XIX столетия занимает активный поиск национального колорита. Мастера, как правило, широко использовали древнерусские формы. Но   при   этом   их   изделия  по  существу  теряли  свое  утилитарное назначение и фигурировали лишь в качестве декоративных предметов, подарочных подношений, призов и наград.

В этот период в России возникает заимствованный из других стран стиль модерн как попытка довести повседневный быт до уровня встетического совершенства.

Проник модерн и в ювелирное дело. По ювелирным украшениям истца XIX — начала XX в. можно судить об утверждении новых форм, совершенствовании технических приемов обработки металла, усилении внимания мастеров к драгоценным, полудрагоценным и особенно к поделочным камням.

В эпоху модерна значительно упростился, стал более демократичным женский костюм. В это время его отличают легкость, простота, удобство. Модной одежде были созвучны и украшения: броши с различными подвесками из опала, агата, сердолика и других поделочных камней; длинные тонкие цепи в несколько рядов, напоминающие аксельбант; «ошейники» (их носили на обнаженной шее), которые представляли собой бусы или нити жемчуга в несколько рядов, соединенные овальной пряжкой — фермуаром; парные резные браслеты типа «решеток», «подков»; кольца на каждой руке (преимущественно на мизинце и безымянном пальце); маленькие круглые серьги; пряжки для пояса.

Украшения не только дополняли костюм, но и усиливали его цветовое звучание. Поэтому столь охотно использовали в украшениях многоцветные эмали, полудрагоценные и поделочные камни, мозаику, перламутр и другие материалы.

Ювелирные украшения этого периода весьма декоративны, нарядны, пластичны. В основе их, несомненно, лежит стилизация природных форм.

Усиленный интерес к ботанике и энтомологии, вызванный развитием естественных наук и заметным влиянием японской культуры, повлек за собой появление во второй половине XIX в. в декоративно-прикладном искусстве «натурстиля». В ювелирном искусстве того времени выделяются выполненные в этом стиле булавки с головками в форме пчел, мух, броши и кулоны в виде всевозможных жуков, бабочек, стрекоз, стилизованные букеты и плоды, серьги с крошечными мушками и т. д. При этом в ювелирных изделиях повторялись мотивы   костюма:   причудливые   цветы,   змеи,   насекомые,   женские лица, обрамленные развевающимися волосами, похожими на языки пламени, гибко изогнутые женские фигурки на фоне многолепестковых цветков или крыльев бабочек, миниатюрные стрелы, подковы. Как   правило, сторонницы «хорошего тона»  в меру   использовали ювелирные украшения в повседневной жизни, лишь подчеркивая с их помощью строгость и изящную простоту платья. Носили в то время броши в виде цветов ириса, камыша, цикламенов с эмалью в сканных обрамлениях (их  прикалывали  к  стоячему  кружевному  воротнику или маленькому жабо), нитку крупного жемчуга до пояса, тонкие длинные цепочки с подвеской-жемчужиной или в виде   бабочки. Модны были также колье чуть ниже шеи с полудрагоценными камнями и небольшой подвеской в виде подковы или пасхального яичка, прорезные овальные или прямоугольные пряжки для пояса в виде виноградной лозы, листьев чертополоха, лилии. Руки украшали гладкие браслеты (по одному-два на каждой руке) с резным орнаментом из листьев на изогнутых стеблях или с накладным серебряным «пояском с пряжкой», украшенной эмалью; кольца с накладными дубовыми веточками или цветами лотоса с эмалью. Излюбленными дополнениями к костюму стали пуговицы ювелирной работы с поделочными камнями — агатом, сердоликом, нефритом в сканных оформлениях.

 

 

 

 

Широкополые шляпы закалывали длинными шпильками, выполненными из металла, кости, дерева, перламутра, черепаховых станков и других материалов с эмалью, стразами (искусственными драгоценными камнями из свинцового стекла) и другими драгоценными и полудрагоценными камнями.

Прически украшали декоративными гребнями или черепаховыми шпильками.

Большую роль в гардеробе женщин с начала нынешнего века стали играть блузы с высоким воротником. К нему прикалывали элегантные броши из отечественных драгоценных, полудрагоценных и поделочных камней. В таких брошах, выполненных с высоким профессиональным мастерством, раскрывались редкая красота и художественное богатство камня.

Для украшения бальных туалетов в изобилии применяли драгоценности. Очень популярны были многочисленные нити жемчуга, перехваченные аметистами, заколки для жабо с жемчугом, золотые ажурные броши с рубинами, аметистами или в виде полумесяца, внутри которого помещался цветочек из жемчуга.

Новый период в развитии модерна начинается с 1908 г. Следует отметить, что период 1908—1914 гг. характеризуется необычайной разнородностью одежды, что в свою очередь отразилось и на ювелирных украшениях. Так, форма изделий из золота и серебра стала более спокойной. Для их отделки использовали бриллианты, жемчуг,  стразы,  цветные  камни  в  самых  разных  сочетаниях.

Сторонницы движения за эмансипацию женщин предпочитали одеваться «по-мужски». С этим связано и строго функциональное применение недорогих украшений. Платье или блузу украшали серебряной брошью с эмалью, сканью или поделочным камнем. Иногда брошь заменяли брелоком на длинной тонкой серебряной или золотой цепочке. Брелоки различались и по форме, и по размеру. Особенно популярны были в этот период брелоки в виде пасхального яичка, украшенные опаловой эмалью по гильошировке (узору из пересекающихся линий) или многоцветной эмалью в сканных оформлениях. Во время русско-японской и первой мировой войн появилась мода на брелоки с красным крестом.

Кроме брелоков и подвесок на длинных, тонких, спускавшихся до талии цепочек, в моде были небольшие золотые или серебряные часы, которые закладывали за широкий пояс одежды. Декоративным элементом строго делового платья или костюма являлись агатовые, перламутровые, серебряные с эмалью пуговицы разных размеров. Небольшие серьги с бирюзой, кораллом, жемчугом, янтарем, агатом и серебряные кольца с таким же камнем в овальном или круглом щитке дополняли туалет деловой женщины.

Очень модны в те годы были запонки из матового золота с чеканными изображениями женской головки и с геометрическим и растительным орнаментом. Галстуки начала XX в. отличались многообразием. Как правило, узлы галстуков закалывали декоративной булавкой. Головка булавки выполнялась в форме кисти женской руки,   украшенной алмазами,  рубинами и другими драгоценными камнями, или в форме шарика из жемчуга, коралла, опала, бирюзы в золотой оправе. Большой популярностью пользовался галстучный зажим в виде овально вытянутого кольца с хризолитом, агатом или опалом в центре. Обычно для украшения зажима для галстука использовали тот же камень, что и в запонках. Некоторые мужчины носили золотые перстни, щиток которых украшали монограмма или

драгоценный камень.

К началу XX в. костюм городского населения России нивелировался. Укрупнение производства, усиленное техническое оснащение, механизация многих процессов привели к быстрому увеличению объема ювелирной продукции, удешевлению изделий из драгоценных металлов и, таким образом, к их демократизации, выразившейся в распространении ювелирных украшений в самых широких слоях общества. К этому времени платья мещанок, например, отличались уже не фасоном, а материалом, украшениями, уровнем мастерства портных, что в одних случаях придавало костюму изящность, а в других — накладывало на него «печать   мещанского вкуса». Это понятие относится ко вкусам женщин мелкобуржуазного сословия, которые стремились дешевыми средствами продемонстрировать «буржуазную роскошь». Чрезмерное увлечение дешевыми ювелирными украшениями (брошами из низкопробного серебра в виде сердца, пронзенного стрелой, или букетиков цветов, украшенных блестящими камнями или стеклами, бусами различной длины, серьгами, кольцами, цепями из низкопробного серебра с цветными стеклами и камнями) портило даже хорошо сшитые костюмы.

Период после 1914 г. является переломным в развитии русского ювелирного искусства. Первая мировая война, рост революционной активности, демократизация общественной жизни, победа Великой Октябрьской социалистической революции изменили весь строй общественной жизни в России. Появление нового типа костюма, приспособление его к новым условиям жизни способствовали радикальным изменениям и в ювелирном искусстве. Не только характер украшений, но и сам подход к ним стали в эти годы иными. Наступил новый этап в истории ювелирного дела.

Простота быта в условиях послереволюционных трудностей, переустройство буквально всех форм жизни при новом социальном строе стали не только этической, но и своего рода эстетической нормой.

Проблемы производства и потребления вещей, их функционального назначения, декоративности и стилистической характеристики, собственнической психологии и борьбы с ней бурно обсуждались в литературе, публицистике, различных дискуссиях на протяжении 20-х   годов.   Новую   предметную   среду   художники   и   архитекторы понимали как важное средство переустройства жизни.

Активно пропагандируемый отказ от всякого рода излишеств нашел отражение в моде этого периода. Броши, кольца, браслеты и другие украшения из драгоценных металлов и камней были отброшены как «ненужные» и, более того, воспринимались враждебно, как связанные с буржуазно-мещанскими взглядами старого мира. Под лозунгом борьбы с религиозными обычаями отвергался, например, обряд обручения, а вместе с ним и обручальные кольца. Не могло идти и речи о заколках для галстуков, поскольку сами галстуки объявлялись «приметой буржуя». Общая демократизация внешнего облика и костюма привела к тому, что украшения перестали быть драгоценностями, имеющими материальное достоинство, облаченное в художественную форму, а сохранили лишь значение дополнения к костюму.

В 1925 г. на Международной выставке декоративного искусства и художественной промышленности в Париже Гран-при за национальную самобытность в сочетании с современным модным направлением получила советская художница Н. П. Ламанова. Каждая ее модель была решена в ансамбле с головным убором, сумкой и украшениями из бечевки, бусами из раковин и простых камушков. В новых формах одежды с ее пестрой орнаментацией украшения использовались лишь как незначительная декоративная деталь. В 20-х годах начали носить часы на руках, в связи с чем усилилось внимание к часовым браслетам.

В нарядном костюме конца 20-х годов считалось незаменимым предложенное французским модельером Коко Шанелем маленькое черное платье с длинной нитью искусственного цветного жемчуга. В начале 30-х годов при сохранении в основном прежней направленности в формировании предметной среды в России возникла тяга к народности, декоративности и орнаментальное™, свидетельствующая об оживлении существовавших ранее художественных вкусов. Стали модны броши со стеклами, имитирующими бриллианты и драгоценные камни. Брошами закалывались ниже пояса свободные блузы. Стали носить одно-два кольца, крупные клипсы в виде колец, цепочки с кулонами, браслеты. В конце 30-х годов вошли в моду серебряные, золотые или металлические цепочки, клипсы и броши, пристегивающиеся к воротникам.

Создавались ювелирные изделия в многочисленных артелях, возникших взамен старых художественных промыслов. Среди них наиболее крупными были артели в селах Красном на Волге, Сидоров-ском и Подольском в Костромской области. Ассортимент изделий был довольно разнообразен — серебряные с позолотой серьги, броши, кольца, кулоны, украшенные цветными гранеными стеклами, в которых явно ощущалось подражание ювелирным изделиям начала века. Качество использования штампованных украшений с резким блеском позолоты и цветного стекла было невысоким.

В 20-х годах в Бронницах, древнем центре изготовления кольчуг и цепочек, была организована артель   «Бронницкий металлист», которая возродила цепевязание. В те же годы мастера великоустюж-ской артели «Северная чернь» стали изготовлять серебряные браслеты, пуговицы, кольца, медальоны, украшенные черневыми растительными орнаментами или видами Великого Устюга.

В 30-х годах мастера-ювелиры занялись возрождением филиграни. Именно в это время появились сканные серьги с розетками из цветных стекол, пряжки, броши. Большой популярностью пользовались традиционные серьги-«калачи» без стекол, иногда украшенные гравировкой.

Собственной ювелирной промышленности до 50-х годов у нас в стране не было. Украшения из драгоценных металлов и камней, изготовленные отдельными мастерскими, ювелирными артелями, не отличались каким-либо своеобразием, не имели своего стиля. В значительной степени они повторяли образцы ювелирных произведений второй половины XIX — начала XX в., выполненных в так называемых исторических стилях и стиле модерн.

В начале 50-х годов наступает новый период в развитии ювелирного искусства в нашей стране: появляются ювелирные фабрики в Москве, Ленинграде, Свердловске и других городах. Перед художниками предприятий встала трудная задача: во-первых, соединить веками накопленный опыт ювелирного мастерства с современным стилем жизни и искусства, а во-вторых, связать художественный проект с промышленным производством.

Ассортимент украшений, созданных в 50-е годы, был довольно разнообразен: броши, кулоны, серьги, браслеты, медальоны, шпильки для шляп, цепочки. По своей форме новые изделия продолжали оставаться подражанием изделиям второй половины XIX — начала XX в. Несомненно, это был период эклектический, не самостоятельный в художественном отношении. Украшения с вычурными завитками, сложные по композиции мало сочетались с современным костюмом.

В ювелирных изделиях 60-х годов заметно преобладание геометрических, часто асимметричных форм. Изделия эти довольно крупные, но более демократичные по сравнению с украшениями предшествующих лет. Модными становятся в это время броши, часто с цепочками, как аксельбанты, широкие браслеты, крупные серьги, бусы, в достаточной степени соответствующие требованиям моды этого времени.

В.В.Скурлов